Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100

Вы здесь: Главная // Аналитика

ЕМК доживает последние дни?

Добавлено: 2008-06-04, просмотров: 2108


 

ЕКАТЕРИНБУРГ. Очередной продовольственный кризис назревает в Екатеринбурге. Крупнейший мясоперерабатывающий завод ООО «Екатеринбургский мясокомбинат» прекращает свое существование.

Руководство предприятия в лице генерального директора Федора Гафинца и коммерческого директора Игоря Юрлова в настоящее время пребывают в СИЗО, по подозрению в мошенническом захвате активов предприятия. Сам завод попросту стоит, продукция не выпускается, сотрудникам не выплачивается заработная плата и имущество ЕМК постепенно растаскивается на металлолом предприимчивыми работниками. И все это, как ни парадоксально, в период реализации нацпроекта «Развитие АПК», которым так гордится свердловское правительство.

О бедственном положении Екатеринбургского мясокомбината, о судебных тяжбах по вопросам банкротства ЕМК и дальнейших перспективах предприятия, читайте в материале «УралПолит.Ru».

В конце прошлой недели еще один топ-менеджер ЕМК Игорь Юрлов был доставлен в екатеринбургский СИЗО, где с 2007 года находятся бывший гендиректор предприятия Федор Гафинец и начальник службы безопасности Сергей Сеногноев. По сути, предприятие полностью обезглавлено. В это же время арбитражный суд Москвы постоянно откладывает начало судебного разбирательства по банкротству предприятия, о коем ранее заявлял Федор Гафинец. Отметим, что, по данным предприятия, сумма задолженности ЕМК различным кредиторам превышает 19 млн. рублей.

Однако, как рассказал сегодня, 4 июня, представитель нынешнего собственника предприятия Максим Асташов, до сих пор не назначено внешнее наблюдение, в ходе которого и должна быть проведена оценка экономической обстановки на предприятии.

«Согласно федеральному закону «О банкротстве» саморегулирующая компания должна поставить наблюдающего. Но вся проблема в том, что саморегулирующую компанию выбирает тот, кто является инициатором банкротства. В то же время Гафинец, который и инициировал банкротство, по решению суда отстранен от управления комбинатом и сейчас находится в СИЗО. Поэтому никак не принимается решение, кто будет назначать наблюдение. Соответственно объявляются перерывы, и сейчас предварительное заседание вновь отложено», – рассказал Максим Асташов.

Получается замкнутый круг, в результате чего предположить как дальше будет решаться вопрос с банкротством, а, следовательно, и вопросы о возврате долгов предприятия, сейчас сложно. Как отметил Максим Асташов, тот факт, что предприятие было попросту украдено у собственников, у правоохранительных органов уже не вызывает сомнения, и привлечение их к уголовной ответственности лишь вопрос времени: «Но кому потом предъявлять претензии? Юрлов и Гафинец будут всю оставшуюся жизнь выплачивать компенсацию из своей арестантской зарплаты. А наворовали они на миллионы», – заявил Асташов.

Вместе с тем, в настоящий момент производство на ЕМК прекращено, сотрудники распущены по домам, учитывая, что на предприятии трудится порядка тысячи человек, с уверенностью можно предположить, что период забастовок-голодовок на предприятиях Свердловской области не закончился. Кроме того, над предприятием нависла «газовая» угроза и возможность санитарной катастрофы, поскольку долг перед поставщиком топлива на сегодняшний день составляет порядка 12 млн. рублей. В дело уже вмешалась прокуратура и местные надзорные органы, однако такое внимание со стороны компетентных органов к ЕМК не очень воодушевляет представителей собственника. «Завтра под давлением городских или областных властей дадут газ, а работать-то кто будет? Мы на предприятие не можем зайти, потому что документы, подтверждающие право собственности, похищены в 2006 году, получается, что мы не имеем процессуальных прав для этого. Еще месяц-полтора, и ЕМК будет интересно как два гектара земли в Екатеринбурге, а не как предприятие. Я понимаю, что Россель строит около Березовского мясоперерабатывающий завод, но пока его нет, мясокомбинат – единственное предприятие в этой сфере в промышленных масштабах», – считает Асташов.

Позиция невмешательства, которую заняли свердловские чиновники в вопросе о гибели Екатеринбургского мясокомбината, разражаясь лишь постоянными упреками в неэффективности работы, собственников ЕМК попросту удивляет. Еще осенью фактические владельцы комбината публично заявляли о бедственном положении предприятия, однако и губернатор Эдуард Россель, и председатель правительства Виктор Кокшаров предоставили собственникам разбираться в своих проблемах с захватчиками самостоятельно, разве что правоохранительные органы пытаются привлечь зачинщиков конфликта к ответственности.

Но как бы то ни было, сейчас предприятия фактически нет, а вопросы, будет ли оно признано банкротом, начнут ли сотрудникам выплачивать заработную плату и что ждет ЕМК в будущем – остаются открытыми.