Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100

Вы здесь: Главная // Аналитика

Ученые все больше и чаще врут

Добавлено: 2008-04-24, просмотров: 1664



 

МОСКВА. В марте с двумя ведущими научными журналами мира Science и Nature практически одновременно случился конфуз – сразу по паре статей, опубликованных там, были объявлены недействительными.

Причем каких статей! Две из них, опубликованные в журналах Science (2005) и Nature Chemical Biology (2006), подписаны целой группой сотрудников одной и той же лаборатории Корейского института современной науки и технологий (KAIST). После трагического для Южной Кореи происшествия, когда их легенда, прославленный генетик Ву-Сук Хван (см. «НГ-науку» от 14.12.05) был уличен во множестве подтасовок с выращиванием человеческих эмбрионов вплоть до связи, впрочем, весьма сомнительной, с русской мафией, публично принес извинения своему народу и исчез в никуда, в этой стране очень остро реагируют на подобные вещи, потому что никому не хочется, чтобы его страну считали страной ученых-жуликов.

Правда, тематика на этот раз оказалась менее сенсационной для обычного читателя, но все же интересной. Глава команды KAIST биолог Тэ Кук Ким (Tae Kook Kim) придумал (или якобы придумал, тут вопрос) способ с помощью магнитного поля и очень популярных сегодня наночастиц прослеживать движения белков в живых клетках. Для науки, согласитесь, тоже совсем неплохо.

Задолго до этих публикаций Тэ Кук Ким стал очень известным и даже основал в Корее для коммерциализации своего открытия собственную фирму CGK Co., которая собрала от местных венчурных капиталистов 2,5 млн. долл. Однако собственная же фирма и сдала своего создателя. Началось с того, что в декабре прошлого года один из соавторов обеих статей студент Йонг Вэн Йи (Yong-Weon Yi) обратился в оба журнала с просьбой изъять его имя из этих статей. Журналы начали свои расследования.

И это был тот камешек, который вызвал лавину. Сначала Кима обвинили собственные подчиненные. Спустя некоторое время после публикаций ученые CGK Co. написали письма в Science и Nature Chemical Biology о том, что они не в состоянии воспроизвести экспериментальные данные, полученные Кимом. Затем представители университета, где работал Ким, заявили обоим журналам, что в тех статьях не содержится «никакой научной истины». Ким на вопрос журнала Nature заявил, что это все происки «определенной группы людей» и что «правда вскоре восторжествует». Однако он не смог предъявить никаких доказательств того, что его эксперименты показали именно тот результат, на котором он настаивает. И через несколько дней исчез из Кореи в неизвестном направлении. Правда, он до сих пор остается главой и основателем CGK Co. и официально обе статьи остаются недезавуированными.

Не успел Nature пережить этот удар, как грянул другой, еще более мощный. Опять две сфабрикованные статьи, но уже не корейские, а вполне западные, из Гарварда, и подписанные в качестве главного «инвестигейтора» не кем-нибудь, а нобелевским лауреатом 2004 года Линдой Бак. Мы писали о ней (см. «НГ» от 24.10.04). Линда в сотрудничестве с американским геологом Ричардом Акселем удивила мир, заявив, что из 30 тыс. генов, управляющих всеми делами человеческого организма, по меньшей мере тысяча управляет обонянием. Несмотря на то что обоняние у человека далеко ниже среднего.

Наверное, приговор «сфабрикованные» в данном случае ставить еще рано, однако, похоже, что все так и есть. Все авторы двух статей, помещенных в журналы Nature, прислали туда письмо с просьбой дезавуировать их. То есть если у вас есть пароль к сетевому доступу в этот журнал, вы, как и прежде, можете их с интересом прочитать. Правда, в конце вы увидите небольшую приписку, уведомляющую, что эти статьи следует считать недействительными.

Это, в общем-то, вполне стандартная процедура. Как говорили древние, людям свойственно ошибаться. Они же утверждали, что очень пользительно признаваться в своих ошибках. Ошибаются и ученые – они, как ни странно, тоже люди! Что тут говорить, эрраре хуманум эст.

Правда, этим самым хуманум свойственно и стесняться своих ошибок, и довольно часто скрывать их. Это, конечно, нехорошо, но ведь все равно же стесняются. Даже, наверное, и нобелевские лауреаты. И часто признаются в ошибке, когда их уже совсем прижмут к стенке. Но здесь, похоже, опять-таки не тот случай.

Речь в тех статьях (первая была опубликована в Nature аж в 2001 году, вторая – в позапрошлом) шла о генетическом маркировании нервных путей. Ученые нашли белок, который передвигается по «проводкам», соединяющим нейроны мозга, и научились определять его местоположение. Статьи, особенно первая, оказались ударными – другие исследователи успели сослаться на них 139 раз. И вдруг – гром небесный: все без исключения авторы нашумевшей статьи 2001 года присылают в редакцию Nature письмо, в котором просят считать ее несуществующей, поскольку сами же своих результатов воспроизвести не могут. Соответственно под сомнение тут же была поставлена и вторая статья.

Когда стали разбираться, то выяснилось, что скорее всего имеет место подлог – опубликованные графики расходятся с изначальными данными. За эти графики отвечал молодой исследователь Джихуа Цзоу (Zhihua Zou), человек, который, собственно, и сделал основную часть работы, а Линда Бак выступала здесь в качестве нобелевского генерала, проталкивающего своим авторитетом статью в самый известный научный журнал мира.

Цзоу в отличие от своего корейского коллеги никуда не сбежал. Напротив того, он вступил в дискуссию, возникшую (здесь было бы точнее сказать взорвавшуюся) среди ошеломленных читателей Nature, и заявил, что хотя он и подписал письмо с отречением, но сам в выводах работы не сомневается и намерен доказать это с помощью новых экспериментов.

Отзывают статьи не так чтобы очень часто, но постоянно. Как мы уже говорили, это нормальная практика, печальный, но неотъемлемый продукт научного творчества. Просто похоже, что в последнее время этот «продукт» стал появляться на рынке исследований все чаще и чаще.

Винить здесь можно кого угодно. Во-первых, винить следует сами журналы. Это ведь не производители желтой прессы, которую можно купить в любом журнальном киоске, чтобы прочитать там о семилетней девочке, родившей восьмилетнего мальчика. Это структуры, имеющие в мире громадный авторитет, в обязательном порядке пропускающие каждое сообщение через сито высококвалифицированных рецензентов, а уж потом публикующие его. Факты, изложенные там, воспринимаются читателями-учеными как нечто, вырубленное в камне, и достоверное настолько, насколько в этом мире возможно.

Но вот беда – один из участников уже упомянутой дискуссии в Nature с удивлением констатирует, что по количеству дезавуированных статей сегодня лидируют именно самые авторитетные научные журналы мира – Nature, Science и Cell. С одной стороны, это вроде бы хорошо, потому что честно признаются в своих ошибках, но с другой стороны – что делать тем 139 исследовательским группам, которые делали свою работу с учетом данных, вроде бы вырубленных в камне, но потом оказавшихся ложными? Как говорил наш замечательный сатирик Михаил Жванецкий: «Тщательней надо!»

Можно также посетовать на практику именитых «паровозов», привнесших в работу в лучшем случае минимальный, а то и вообще нулевой вклад, но протолкнувших ее в самое уважаемое издание и за это поставивших свое имя на самое главное место в списке соавторов. Линда Бак вроде бы и не виновата – согласно установившейся во всем мире, а не только у нас в России практике она наверняка смотрела уже окончательные графики и не утруждала себя сравнением их с первоначальными данными. Через семь лет, правда, опомнилась и отреклась от своей подписи, но семь-то лет, пусть по невнимательности, освящала своим нобелевским именем то, что в конце концов оказалось ложью! Нобелевской премии ее уже никто не лишит, но вот что ей делать со своим пошатнувшимся нобелевским авторитетом? Тщательней надо!

"Независимая газета"