Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100

Вы здесь: Главная // Аналитика

В ожидании перемен

Добавлено: 2008-01-10, просмотров: 1803


МОСКВА. Наступивший год будет особенно новым. Выборы главы государства, обновление администрации президента и правительства, первые законы Госдумы пятого созыва... Как изменится наша жизнь и изменится ли?

Никто, кроме нас самих, не ответит на этот вопрос. Раз в четыре года мы делаем выбор и несем за него ответственность.

Ловушка для России

За последние 150 лет в России несколько раз складывалась ситуация, когда события развивались по схожему сценарию. Страна проводит либеральные и далеко идущие реформы, в результате которых начинается бурный подъем экономики. И тут же происходит столкновение групповых интересов по поводу дележа выросшего экономического пирога.

19 февраля 1861 года император Александр II, переломив сопротивление и косность дворянства и высшего чиновничества, провел самую либеральную реформу, подписав Манифест об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Затем он осуществил реформу образования, предоставив университетам полную автономию, создав реальные училища, открыв двери высших учебных заведений для девушек. Проведена судебная реформа, введен суд присяжных, созданы земства - органы местного самоуправления и т. д. Как результат - Россия из патриархально-аграрной страны быстро превращалась в индустриальную державу. На базе этого подъема укрепились патриотические, военные и чиновничьи группы интересов, сильно поколебленные после поражения России в Крымской войне 1856 года. Для защиты братьев-славян, и в первую очередь сербов (напрашивается параллель с современным Косово), эти группы навязывают Александру в 1877 году войну с Турцией, из которой Россия стратегически выходит ослабленной, политически нестабильной. А в 1881 году проигрывает войну внутреннему терроризму - Александр II погибает после очередного покушения на него.

Аналогичный виток "реформы-подъем-проба возросшей внутренней мощи на внешнем враге" привел к тяжелому поражению в Русско-японской войне и последовавшей за ней революцией 1905 года. Наконец, стабилизация и резкий экономический рывок после реформ Столыпина оборвался, когда Россия ввязалась в Первую мировую войну. Вновь по иронии судьбы предлог был самым благородным - помощь братьям-сербам. Группа интересов, которую сейчас мы назвали бы военно-промышленный комплекс, навязал Николаю II свое решение. Конец известен - поражение, хаос, экономическая разруха, развал империи...

Что-то подобное случилось и в конце 70-х годов XX столетия, когда предтечей распада СССР стало афганское поражение. А ведь накануне, в 1978 году, страна занимала второе место в мире по объему производимого валового внутреннего продукта, уступая лишь США.

Напрашивается ли аналогия "сценариев провалов" прошлых столетий с нынешним моментом? Оставлю этот вопрос без ответа. Судите сами. Однако напомню слова Конфуция: только тот, кто не забывает старое и учится новому, может руководить людьми. Сегодня у нас есть шанс избежать прежних ошибок. Залог тому - прагматизм и здравый смысл. По-моему руководство страны понимает остроту момента, не хочет втянуться в глобальную конфронтацию и попасть в ловушку социальной демагогии безмерных и безудержных трат, возможно, на нужные, но не очень хорошо просчитанные социальные проекты.

Да и вообще ситуация не так трагична, как в прошлые столетия. Война не стоит на нашем пороге. Но прислушайтесь, как громко начинают "бряцать оружием" некоторые группы интересов на фоне дележа более жирного экономического пирога, который "испекла" Россия. И поэтому в своих решениях нам надо быть особо прагматичными.

На развилке дорог

В период современных демократических реформ Россия столкнулась с очень сложной проблемой тройного перехода: от авторитарного советского государства - к демократии, от планового хозяйства - к частной собственности и рынку, от республики в составе огромной страны - к самостоятельному государству.

Проделан большой путь - с тяжелыми потерями, но и серьезными достижениями в экономике и политике. Тем не менее модернизационные цели России 2008 года коренным образом не отличаются от задач 1991 года. Надо продолжать демократическое развитие общества, которое находится пока в периоде становления. Надо приблизить благосостояние граждан к европейскому уровню. Завершить реорганизацию государства, поднять эффективность его институтов для успешного решения задач внутри страны и для повышения конкурентоспособности на мировых рынках.

Сегодня мы стоим перед выбором стратегии развития на обозримое будущее. Перед нами - четыре "дороги".

Если победят те силы, которые говорят, что мы в кольце врагов, что Запад постоянно строит нам козни, и даже ближайшие соседи превращаются в недругов, то выбран будет сценарий мобилизации. Государство с особым напором начнет концентрировать ресурсы и распределять их в пользу избранных приоритетных направлений без совета с гражданским обществом и предпринимателями. Отчасти это происходит и сейчас, когда самые благие цели - инфраструктурное строительство, судостроение, нанотехнологии - объявляются национальными сверхприоритетами. Но здесь важен мотив выбора. Если он происходит исключительно по геополитическим соображениям, то это чрезмерно увеличивает роль государства в экономике. Предпринимательство оказывается вторичным, инициативы людей, критическое отношение к самим проектам смещаются на второй план. Общий центр принятия экономических решений переходит к госчиновникам, которым "всегда виднее, что надо делать".

Возможен и другой сценарий - "рантье". Это максимизация ренты от природных ресурсов и ее перераспределение в форме социальных выплат населению и группам интересов. Страна в первую очередь работает на те отрасли, которые производят нефть, газ, металлы, лес, то есть наш традиционный экспорт. Этот сценарий замораживает наше отставание от ведущих стран мира, не позволяет развиваться экономике будущего - экономике знаний.

Третий сценарий - "инерция". Маневрирование между группами интересов, которые борются за доступ к ресурсам, принятие мер тактического, а не стратегического характера. При этом главными приоритетами декларируются экономическая и политическая стабильность, во имя которых откладываются необходимые для развития страны, но болезненные преобразования.

И, наконец, четвертый сценарий - "модернизация". Это последовательное реформирование институтов гражданского общества, совершенствование законодательства, глубокая перестройка, создание институтов развития, отвечающих за инновации и инвестиции. Ставится задача повышения качества общественных институтов, государственного управления, активности граждан. Просвещенная часть российского общества склоняется к тому, что "модернизация" - наиболее эффективный путь для развития России. И наша гражданская активность должна проявляться именно здесь.

Реформы с компенсацией

Первые три сценария, безусловно, намного легче в реализации. Ведь путь модернизации - не просто набор инвестиционных проектов. Их необходимо связать общей логикой, целями, системой воплощения. Придется пройти целый ряд болезненных преобразований, которые временно создадут трудности для всего населения, и в первую очередь для наиболее уязвимых его слоев. Речь идет о реформах ЖКХ, здравоохранения, образования, естественных монополий. Все это в краткосрочном, а иногда и в среднесрочном плане приводит к повышению стоимости различного рода услуг и даже к временному снижению благосостояния граждан. Но, не пройдя через модернизацию, мы будем просто тратить деньги, закачивать их в не реформированные институты, которые будут эти средства сжирать, не выдавая нужного результата. И мы никогда не приблизимся к тем способам управления, к тому устройству общества, которые гарантируют странам "золотого миллиарда" высокий уровень качества жизни, предсказуемость и стабильность.

Сейчас в стране приняты и рассматриваются на перспективу программы, которые как раз ведут к модернизации. Так что у этого сценария уже есть определенный фундамент. Но пока он не бесспорен. При подготовке и реализации программ игнорируются интересы влиятельных групп российского общества. Что, с моей точки зрения, является фундаментальной причиной неудач предпринятых ранее попыток модернизировать страну.

Что я имею в виду? Возьмем, к примеру, очень благородную идею: каждой семье - по отдельной квартире. Если цель не согласована с интересами самих жителей, которые будут получать новое жилье, предпринимателей, муниципалитетов, то она неизбежно войдет в противоречие между этими группами. Вроде бы все стремятся ее реализовать, но ничего не получается. У людей вызывает отторжение повышение цен за квадратный метр. Не в восторге и муниципалитеты, которые контролируют ЖКХ и снимают пенки с увеличения тарифов. Зачем им новые собственники, объединенные в товарищества? У бизнесменов, которые должны увеличить темпы строительства, тоже нет стимула для этого. Зачем им строить новые заводы, если можно просто повысить цены на цемент и пиломатериалы.

Таким образом, без создания коалиции интересов потребителей и производителей, без сильного антимонопольного законодательства и регулирования, не предусмотрев своего рода компенсационных сделок для проигравших, некоторые из кардинальных реформ продвинуть практически невозможно. Это довольно сложная задача - на стыке экономики, психологии, социологии и политики. Но, не попытавшись именно таким путем решить стоящие перед нами сложные проблемы, мы опять столкнемся с большими трудностями.

Награда за увольнение - пенсия

Участники реформ должны быть уверены: если на каком-то этапе они что-то временно потеряют, то это будет компенсировано. Например, если преобразования требуют серьезного сокращения работающих в той или иной отрасли, то надо провести анализ возрастных групп и обеспечить людям предпенсионного возраста достойный выход на заслуженный отдых.

Такой компенсационный маневр вполне можно применить в отношении тех, кто будет проигрывать в ходе модернизации здравоохранения или образования. Или придумать что-то иное, например, прямые или косвенные субсидии тем людям, благосостояние которых временно пострадает.

Мне могут возразить: "Какая коалиция между предпринимателями и рабочими? Одни всегда будут требовать повышения зарплат, а цель предпринимателя - снизить издержки, себестоимость продукции, повысить прибыль". Однако практика показывает, что при правильной работе не только на Западе, но и у нас может быть партнерство между работодателями и рабочими. Это видно на примере Российской трехсторонней комиссии (правительство, работодатели, профсоюзы). Такое партнерство действует и на уровне ведущих российских корпораций, которые приняли кодексы социальной этики и корпоративного управления. На самом деле предприниматель заинтересован в достойной зарплате своих рабочих, потому что только тогда их труд будет мотивирован. А рабочие заинтересованы, чтобы росла прибыль компании, если понимают, что она справедливо распределяется.

Еще один пример. Казалось бы, какая может быть коалиция между теми, кто стремится отобрать друг у друга бизнес? И что греха таить, используют иногда административные ресурсы и даже правоохранительные органы. Но даже здесь существуют механизмы, когда стороны приходят к пониманию предела возможного. Представьте себе предпринимателя, который ведет эффективный бизнес. В один не прекрасный день к нему приезжает человек в погонах и говорит: "Отдай-ка 25 процентов своего бизнеса моему сыну, иначе у тебя "крыша отъедет". Предприниматель уступает часть дела, а иногда под воздействием обстоятельств отдает все. Новый "собственник-захватчик" начинает обычно с того, что снимает пенки. И его не заботят ни прозрачность бизнеса, ни правильное управление. Проходит время. Стремление обогатиться быстрейшим путем ведет к тому, что себестоимость товара растет, и прибыль тает на глазах. Уже есть прецеденты, когда "посредники" нового собственника приходят к бизнесмену и просят забрать дело обратно, снова наладить правильное управление. Конечно, такие случаи - единичны. Но они говорят о том, что существуют экономические пределы того, как и ради чего можно "наезжать". Начинают формироваться идеи правильного корпоративного управления. Что особенно важно для компаний, которые выходят на мировые рынки капиталов. Если в их истории есть темные пятна - они расплачиваются большим дисконтом на свои активы.

Что по курсу?

В 2000 году новый этап преобразований в стране начался со стратегии, которая получила название "стратегия Грефа". Это был либеральный путь модернизации. И очень многое из тех планов удалось реализовать. Однако некоторым программам не суждено было сбыться, потому что они оказались чрезмерно либеральны для наших людей и вели к большим потерям.

Во время первого срока президента Путина его администрация в основном следовала стратегии Грефа. На втором - произошло торможение. Хронологически оно началось после дела "ЮКОСа". Возникло большое давление со стороны населения против олигархата и крупных собственников. Да и государству, которое наращивало мышцы, надо было уровнять свои шансы с крупным бизнесом. Наверное, в тот момент это, действительно, было необходимо. Однако увлеклись.

Сегодня мы уже перешли грань уравнивания шансов - государство превратилось в старшего брата. И возникла иллюзия, что оно вообще может все решать и всем диктовать, создавать одну за другой новые госкорпорации, забирать больше и больше в свои руки. Это опасно, потому что порождает менторство и высокомерие власти, которая может позволить себе игнорировать влиятельные группы интересов.

Очень обнадеживающе в конце прошлого прозвучали слова президента Владимира Путина о том, что государственный капитализм России не грозит, и что госкорпорации не будут подавлять рыночные силы. Государство лишь займется провалами рынка, где не справился частный предприниматель. Но когда госкорпорация станет конкурентоспособной на внутреннем и особенно на внешнем рынке, она вновь приватизируется. У нас есть примеры, что это не просто слова. После того, как государственная компания навела порядок на АвтоВАЗе, 25 процентов акций российского автогиганта мог приобрести французский концерн "Рено".

Для развития бизнеса очень важна стабильность и снижение политических рисков. Хотелось бы надеяться, что больших волнений не будет. Страна выберет президента, который продолжит курс модернизации и не даст передраться возникшим кланам. А снизить риски можно только созданием системы, которая сама себя корректирует. В политическом плане это, конечно же, демократия, которая включает в себя, как минимум, две-три равновесные партии. Такую систему придется создавать. И, конечно, нужен поиск постоянного здравого баланса. С одной стороны, между политическими группами. А с другой - между группами влияния от бизнеса, трудящихся, военных и ролью государства, которая в такой огромной стране как наша всегда будет очень значительной. А это уже между искусством и наукой. Тонкая грань.

Игорь Юргенс, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей,

"Российская газета"