Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100

Вы здесь: Главная // Аналитика

Возвращение мозгов

Добавлено: 2007-07-31, просмотров: 1801


НИЖНИЙ НОВГОРОД. На инвестированные в науку деньги становится возможным закупать дорогостоящее научное оборудование. Но запустить и наладить оборудование, собрать в исследовательском комплексе, квалифицированно поставить научную задачу, которая бы решалась с использованием этого оборудования, проблематично.

Пока Россия восстанавливает свое производство, чтобы обеспечить независимый от нефти экономический рост, развитые страны его вывозят. Очевидно, что производство – удел стран с относительно дешевой рабочей силой.

По некоторым оценкам, через 15 лет Россия должна стать одной из пяти ведущих экономических держав. Значит, рабочая сила в стране будет дорогой, что сделает неконкурентоспособными производства, в которые сейчас вкладываются средства.

Любопытно, что в страны с дешевым трудом по той же причине вывозятся не только производства, но и некоторые услуги, такие как телефонные службы поддержки, почтовой рассылки и т.д. Например, услуги индийского оператора службы поддержки британского потребителя плюс международный звонок стоят дешевле, чем услуги местного оператора и локальный звонок в Великобритании. Более того, пока Россия строит стабильную финансовую и банковскую системы, в развитых странах и эта сфера начинает экспортироваться.

В таком случае что же останется и на чем будет держаться гегемония развитых стран в обозримом будущем? В ее основе будет находиться наука и разработка новых технологий. Именно наукоемкие технологии способны поддерживать эти страны в статусе развитых и позволят им держать руку на пульсе своих вывезенных производств, создавать современные вооружения.

Иллюзии и реальные задачи

Отсутствие научной школы и мощных государственных инвестиций в науку в странах третьего мира еще долго не позволит изменить статус-кво. Существовавшая в Советском Союзе научная школа позволила стране добиться ряда технологических прорывов и успешно воспроизводить западные технологии. За годы недостаточного финансирования многое из этого было утрачено. Значительная часть талантливых ученых оказалась либо за границей, либо ушла из науки. К счастью, в последнее время в России наметилась тенденция к увеличению финансирования науки и технологий. Примерами являются федеральные образовательные программы и беспрецедентная по объему программа финансирования нанотехнологий.

Но будут ли эти инвестиции достаточно эффективными при устаревшей академической системе и разрушенной научной школе? Одна из разумных точек зрения, которую мне довелось услышать, заключалась в том, что нужно просто взять статьи иностранных ученых, закупить описанный в них набор оборудования и пытаться первые несколько лет просто воспроизводить результаты. Вдруг что-то интересное придет в голову...

Даже такой сценарий, который наверняка покоробит правительственных чиновников, ожидающих скорую отдачу в виде патентов, наукоемких производств, нобелевских премий и т.д., мне кажется чрезмерно оптимистичным. Для того чтобы грамотно воспользоваться инвестированными средствами, необходимо иметь специалистов, способных: поставить задачу под современное оборудование; выбрать и закупить оборудование, которое требуется для решения поставленной задачи; работать на закупленном оборудовании и обучать молодых специалистов. Как правило, подобные знания приобретаются в процессе образования и становления ученого в течение многих лет. Кроме того, если в Советском Союзе можно было копировать технологии, невзирая на авторские права, то сейчас с ними придется считаться.

Вопреки иллюзии качество образования в России уже не является превосходным, а молодые специалисты не столь желанны в иностранных научных учреждениях, как раньше. Оценка среднего уровня российского кандидата наук по его способности работать с современным оборудованием примерно соответствует уровню выпускника университета стран Западной Европы или США. Удивительно, что в этих странах наш кандидатский диплом все еще приравнивается к степени PhD (доктор философии), тогда как их научные степени в России не признаются.

Если на инвестированные в науку деньги становится возможным закупать дорогостоящее научное оборудование, то запустить и наладить оборудование, собрать в исследовательском комплексе, квалифицированно поставить научную задачу, которая бы решалась с использованием этого оборудования, проблематично. Очень часто, чтобы подготовить специалиста, требуются годы его обучения на уже налаженном оборудовании в активно работающей лаборатории. Для того чтобы грамотно ставить задачу, необходима научная школа, на восстановление которой уйдут десятки лет. Так возникает опасность неэффективного использования бюджетных средств: покупка несовместимого оборудования; покупка оборудования, не соответствующего задачам исследования; простой оборудования из-за отсутствия обученного персонала.

Тактика «зеркальных лабораторий»

Какие могут быть пути выхода из сложившейся ситуации? Один из них – сотрудничество российских лабораторий с коллегами из других стран, которые могут проконсультировать или пригласить к себе российских ученых для получения необходимого опыта.

Другой вариант – приглашение русскоязычных специалистов, кандидатов и докторов наук, прошедших стажировки в соответствующих лабораториях за рубежом.

Наконец, третий вариант – организация лабораторий в России с помощью русскоязычных ученых, достигших профессорского уровня, ставших заведующими лабораториями и отделами за пределами РФ.

В первом случае очевидным достоинством является существование сформированной лаборатории в России, наличие штатных сотрудников и направления исследований. Основная трудность заключается в том, что зарубежный партнер не всегда может четко оценить российскую специфику и не всегда готов заниматься обучением сотрудников для другой лаборатории. К тому же традиционно межлабораторное сотрудничество возникает, когда лаборатории обладают разными взаимодополняющими методиками. Это значит, что зарубежный партнер может и не работать с оборудованием, которое необходимо российской лаборатории. Получается, что сотрудничество с зарубежным партнером, столь полезное для реализации научных проектов, не всегда подходит для задачи оснащения российской лаборатории современным оборудованием.

Кроме прочего, существует языковая проблема. Российские ученые в подавляющем большинстве недостаточно владеют английским языком, являющимся языком международного научного общения и преподавания. Преподавание студентам в основном ведется на русском, так же, как проходят и основные научные конференции. Языковая проблема затрудняет интеграцию российской науки в мировую науку, а соответственно и обмен сотрудниками, пуск и наладку современного оборудования иностранными специалистами.

Отечественные специалисты, вернувшиеся из зарубежной командировки, могут передать свой опыт и знания российским коллегам и организовать пуск и наладку современного оборудования. Подводным камнем в данном случае может быть отсутствие достаточной квалификации у некоторых из них. В связи с этим необходима конкурсная система отбора профессионалов, аналогичная процедуре отбора руководителей лабораторий в развитых странах. Эта процедура включает оценку рейтингов статей и журналов, в которых статьи опубликованы, рецензии научных планов кандидата, рекомендации руководителей зарубежной стажировки, собеседование.

Другим важным моментом является то, что отечественные специалисты, успешно прошедшие стажировку за рубежом, имеют возможность выбирать, где им предстоит работать. Зачастую перспектива развития исследований за границей выглядит более привлекательной. Следовательно, для обеспечения возвращения высококлассных специалистов необходимо создать для них соответствующие условия: достойные зарплату, жилье и условия работы. Не менее важны и перспективы карьерного роста.

Наиболее квалифицированными и потенциально полезными для развития российской науки являются руководители научных подразделений и профессора из числа соотечественников, работающих за рубежом. Они уже прошли систему конкурсного отбора, имеют публикации в высокорейтинговых журналах и опыт оснащения собственных лабораторий современным оборудованием. Такие ученые в большей степени способны понять особенности российской действительности, чем зарубежные коллеги.

В качестве одной из эффективных форм сотрудничества c ними может быть создание «зеркальных лабораторий». Идея лаборатории состоит в том, чтобы создать в России лабораторию по образу и подобию зарубежной под руководством соотечественника, проживающего за рубежом. Это позволит, используя накопленный опыт: сэкономить время и средства по подбору и сопряжению оборудования; обучить российских специалистов в зарубежной лаборатории; направить зарубежных специалистов для пуска и наладки лаборатории в России.

Под единым руководством «зеркальная лаборатория» в России сможет присоединиться к уже сформированным и разрабатываемым тематикам зарубежной лаборатории, которые ранее прошли конкурсный отбор и апробацию. Это даст возможность добиться достаточно быстрой публикации совместных результатов, а соответственно и финансовой отдачи. В отличие от второго варианта, заведующему «зеркальной лабораторией» не требуется рисковать установившейся карьерой за рубежом. У него также возникает возможность повысить эффективность своих исследований, выполняя часть работы в России.

Преграды и пути преодоления

Система «зеркальных лабораторий» уже начала спонтанно формироваться в России, и существуют успешные примеры такого сотрудничества. При этом выявились потенциальные сложности. Прежде всего нет административной базы для оформления «зеркальных лабораторий» как структурных единиц институтов и вузов. В связи с этим нет четкого определения статуса руководителя такой лаборатории, оплаты его труда. Бюрократия и инертность академической и университетской систем требует наличия человека, который, находясь в России, постоянно бы занимался администрированием дел лаборатории. В отсутствие четкого статуса и постоянной работы в России руководитель «зеркальной лаборатории» лишен в настоящее время возможности рассчитывать на российские гранты для поддержки работы лаборатории, оплаты труда сотрудников, студентов и аспирантов.

Между тем государственные программы возвращения соотечественников успешно проводятся рядом азиатских стран, таких как Япония, Китай, Тайвань. Соотечественникам, успешно работающим за границей, предлагаются высокие посты и хорошее финансирование. По всей видимости, этот опыт был бы весьма полезен и в России, где соотечественники, работающие за рубежом, могли бы официально иметь место работы, получать зарплату и т.д. Такая поддержка должна проводиться на всех уровнях, от правительства до руководства вузов и институтов.

Вторая проблема – страх и инерция некоторых российских ученых, которые способны стать серьезным препятствием. Не все готовы к тому, что средства могут быть переданы в их распоряжение не полностью, а оказаться в руках тех, кто когда-то уехал из России. Кто-то полагает, что соотечественники, работавшие за рубежом, сохранили научный потенциал России в годы недофинансирования и их следует приглашать назад. А кто-то склонен обвинять уехавших ученых в непатриотичности – «пока они грелись под калифорнийским солнышком, мы здесь спасали науку, почему мы им должны сейчас давать деньги?».

Решить эту проблему сложно. Ученые в России уступают соотечественникам, проживающим за границей, по числу высокорейтинговых публикаций и имеют меньше шансов на победу в конкурсах грантов при отмене условия постоянного проживания в России. Необходимо ввести систему финансирования, предусматривающую следующее: в заявку на определенные типы грантов российским ученым надо включить соотечественника, работающего за рубежом. Это позволит не только заинтересовать российских ученых в поиске и привлечении соотечественников из-за границы, но и организовать конкурсное финансирование «зеркальных лабораторий».

Необходимость пребывания в России затрагивает вопрос о жилье. Отметим, что система оказания поддержки в обеспечении жильем для представителей социально значимых профессий (учителей, медсестер и др.) уже существует, например, в Великобритании, где цены на дома и квартиры одни из самых высоких в мире.

В контексте привлечения соотечественников из-за рубежа может быть предложено несколько различных вариантов, стимулирующих продолжение сотрудничества. Например, жилье, предоставляемое соотечественнику, переходит в его собственность через 5–10 лет после формирования лаборатории в России. До этого момента он может только пользоваться жильем и обязан его вернуть в случае прерывания сотрудничества до указанного срока. Другим вариантом является предоставление долгосрочных беспроцентных кредитов. В случае прерывания сотрудничества такой кредит необходимо выплатить единовременно целиком. Жилье может оставаться собственностью вузов или научных учреждений и предоставляться только на период сотрудничества.

Еще одна проблема, связанная с формированием современных лабораторий в России, – сложность закупки оборудования. Официальные представители зарубежных компаний-производителей в России предлагают цены, порой в 2–3 раза превышающие цены на европейском рынке. Такая ситуация определяется не только эксклюзивностью дистрибьюторов, но и сложностью таможенной системы. Причем нужно не только единожды ввезти оборудование в Россию, но и при необходимости пересылать через границу запчасти в ходе гарантийного обслуживания. Вопрос может быть решен только на государственном уровне с помощью антимонопольных мер, стимуляции конкуренции среди компаний – поставщиков научного оборудования, а также облегчения таможенных процедур по провозу оборудования через границу.

Проблемой является и недостаточная информированность потенциальных кандидатов относительно проведения конкурсов на участие в российских программах соотечественников из-за рубежа. Необходимо создавать информационные интернет-сайты и списки рассылки информации о федеральных программах по поддержке создания соотечественниками, работающими за рубежом, лабораторий в России.

К взаимной выгоде

Для успешного развития российской науки и эффективного использования инвестиций крайне важно привлечение ученых из числа соотечественников, работающих за рубежом. Это привлечение должно формироваться на принципе взаимной выгоды. В частности, зарубежный партнер, создавая «зеркальную лабораторию» в России, может расширить спектр своих исследований, получить возможность регулярно посещать родных и близких, иметь в России постоянное место работы. Он может сэкономить собственные фонды для проведения части исследований и приобрести дополнительное оборудование, которое будет использоваться в России. «Зеркальная лаборатория» может стать основной лабораторией при определенном стечении обстоятельств (например, после окончания контракта за рубежом).

Выгода для российской стороны – это развитие международного сотрудничества, повышающего престиж университета или института, возможность более быстрого отчета по федеральным программам работами, сделанными совместно с зарубежной лабораторией. Для учебных учреждений это возможность повысить уровень образования студентов. Руководители «зеркальных лабораторий» могут также быть доцентами (для кандидатов наук и PhD) или профессорами (для докторов наук) соответствующих кафедр и читать студентам лекции на самом передовом уровне, организовывать курсы, руководить студентами и аспирантами. А студенты и аспиранты могут проходить стажировки в лаборатории за границей.

Алексей Семьянов, профессор Нижегородского государственного университета, заведующий лабораторией Института мозга РИКЕН (Япония),

Алексей Семьянов, профессор Нижегородского государственного университета, заведующий лабораторией Института мозга РИКЕН (Япония),

"Независимая газета"