Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100

Вы здесь: Главная // Аналитика

Новые аргонавты. Как вернуть в Россию уехавших за границу ученых?

Добавлено: 2009-11-02, просмотров: 1208


 

 

Письмо уехавших на Запад ученых руководству страны о состоянии науки в России вызвало большой резонанс в научной среде, в очередной раз поставив вопрос о возвращении в страну наших соотечественников. Их называют на Западе "новые аргонавты".

 

В плену мифов

 

Вокруг "утечки мозгов" сложилось множество мифов. Самый распространенный: в американских университетах российские профессора читают лекции китайским студентам. На самом деле по числу иностранных профессоров россияне только недавно вошли в десятку, а лидируют здесь индусы. Подавляющее же большинство россиян на Западе - это младшие научные сотрудники или постдоки. Рабочие "лошадки", выполняющие задания руководителей лабораторий.

 

Другой миф - число уехавших на Запад российских ученых. Росстат называет 100 тысяч человек, Фонд Карнеги - 300 тысяч, профсоюз научных работников России - миллион. А ректор Российского нового университета Владимир Зернов утверждает, что ущерб страны от "утечки мозгов" составляет свыше триллиона долларов. В действительности все эти цифры от лукавого. Те, кто серьезно занимается данным вопросом, считают, что точно установить, сколько русскоязычных ученых работают за рубежом, невозможно, но это никак не сотни тысяч. По самым приблизительным оценкам, половина работает в США, а лидеры по количеству выезжающих - МГУ и Московский физтех.

 

Миф третий: ученые на Западе живут в полном шоколаде. "На самом деле это жесточайшая система на выживание, - говорит профессор Университета штата Нью-Йорк, научный сотрудник Федерального швейцарского технологического института Артем Оганов. - Люди там начинают работать аспирантами, а это фактически раб. Платят мало, пахать надо много. Затем человек становится постдоком. Это временная позиция. Если работает хорошо, контракт могут продлить, но даже в этом случае надо постоянно бороться за место под солнцем. Многие в этой борьбе проводят всю жизнь. И очень мало кому удается стать младшими профессорами. Но и здесь борьба не заканчивается. Вы должны на этой позиции отработать шесть лет. Если без особых успехов, то контракт не продляют и увольняют. Если успешно, то получите полного профессора и постоянную позицию с зарплатой около 100 тысяч долларов. С этой должности вас уже никогда не смогут уволить. Поэтому, если Россия предложит не столь жесткую систему продвижения, приличную зарплату и возможность работать на современном оборудовании, то вполне реально привлечь соотечественников.

 

Почему российская власть, почти 20 лет наблюдавшая за "утечкой мозгов", вдруг озаботилась их возвращением? Очевидно, моментом истины стал мировой кризис. Так, президент США Барак Обама заявил, что это идеальное время для инноваций, для перехода в новый, уже шестой технологический передел, где будут царить нано- и биотехнологии. Кто упустит этот момент, отстанет на десятки лет, а может, навсегда. Поэтому США готовы именно сейчас вложить в науку беспрецедентные деньги, даже больше, чем было сделано Джоном Кеннеди для реализации Лунной программы.

 

Потемкинские деревни

 

Курс на инновации декларирован и руководством России. Судя по реакции власти на письмо уехавших на Запад ученых, есть обширные планы по возвращению соотечественников. Во всяком случае, минэкономразвития запросило РАН срочно представить соображения по тематике и числу ученых, которых следует вернуть в Россию. Вроде дело благое. Тогда почему вице-президент РАН академик Александр Некипелов в беседе с корреспондентом "РГ" заявил, что "вся эта кампания кончится потемкинскими деревнями"? По словам академика, авторы письма утверждают, что наука в России доживает свои дни, а для них нужно создать некую параллельную структуру, где будут особое условия - совсем иные, чем в нынешней нашей науке зарплаты, современные приборы и т.д. Фактически ученых могут разделить на "черненьких" и "беленьких". И первые признаки этого уже проявились.

 

- О многих поднятых в письме проблемах академия много раз писала в самые высокие инстанции, - говорит Некипелов. - Но нас почти не слышат. Но стоило подать голос из-за границы, как уже собираются принимать меры, составляют списки возвращенцев. Это обидно.

 

 

По мнению академиков, возвращать талантливых соотечественников, конечно, надо, но ни для кого нельзя создавать никаких "особостей", все работающие в России ученые должны быть на совершенно равных условиях. Казалось бы, опыт Китая говорит об обратном. Там, желая вернуть ставших на Западе профессорами китайцев, приманили зарплатами в 2-10 раз более высокими, чем получают их коллеги в стране. Однако такой вариант академик Некипелов считает для России неконструктивным. Ведь нельзя сравнивать уровень науки в Китае и нашей стране. У нас есть множество ученых, которые ни в чем не уступают уехавшим на Запад, а многие вообще превосходят. Разве можно только для того, чтобы кого-то вернуть, ставить одних выше других? Это обострит отношения между учеными, создаст серьезное напряжение.

 

Ставка на лидеров

 

Принципиальный вопрос - кого возвращать? Многие считают, что переманивать "середняков", кто не добился на Западе особых успехов, - пустая трата денег. Ставку надо делать исключительно на лидеров, сделавших себе имя в мировой науке.

 

- Это иллюзии, так как мало найдется желающих бросить зарплату в 100 тысяч долларов и сломя голову ехать в Россию, - говорит замдиректора департамента стратегии и перспективных проектов минобрнауки Сергей Лебедев. - Надо быть реалистами и возвращать ученых поэтапно. В министерстве разработана программа, которая позволит привлечь наших соотечественников к совместным проектам. Ученому не надо бросать свое место работы в западном университете, а достаточно всего два месяца в год приезжать в Россию и руководить созданным здесь научным коллективом. А вот найти такого "варяга" должны наши институты и вузы. Кстати, зарплата аса составляет не более половины общего объема фонда зарплаты по проекту.

 

Программа стартовала в начале этого года, уже подведены итоги. Идея вызвала интерес, конкурс на один проект составил 3,5 заявки. Всегда очень больной вопрос - как отбирать претендентов. Главные критерии - публикации в авторитетных научных журналах, особенно за последние пять лет, и масштабность, оригинальность, реалистичность проекта. Всего отобрано 110 заявок на сумму 340 миллионов рублей, выделенных на два года. Среди тех, кто согласился возглавить в России научные коллективы, 18 человек - граждане США, 15 - Германии, 9 Великобритании, 48 имеют двойное гражданство, преимущественно России.

 

Кто же эти асы? Удалось ли привлечь лидеров и отсечь середняков? Среди победителей конкурса 36 иностранных профессоров, 12 заведующих лабораториями, 10 старших научных сотрудников, 7 руководителей организаций и т.д.

 

Возвращение соотечественников из-за рубежа - задача не одного дня, она должна решаться поэтапно. На первом именно такой способ более реалистичен, чем надежда, что профессора самолетами поедут в Россию, чтобы делать науку здесь. И дело не только в зарплатах и даже в недостатке финансирования нашей науки. Суть очень кратко сформулировал Константин Северинов, американский профессор, вернувшийся в Россию несколько лет назад. "Результаты работы сотрудников моей лаборатории здесь в четыре раз ниже, чем их американских коллег, хотя россияне даже талантливей. Причина - в устаревшей организации российской науки". Северинов прав, правила, по которым живет наша наука, архаичны, не изменились со времен СССР. Вписаться в них тому, кто уже попробовал жить и работать иначе, будет крайне сложно. Так что по большому счету проблема возвращения упирается в проблему реформирования нашей науки.

 

Мнение

 

Доктор физико-математических наук Алексей Устинов, с которым корреспондент "РГ" встретился в Германии. Здесь в 1996 году Устинов первым из российских физиков получил звание полного профессора. Сейчас он возглавляет кафедру и лабораторию экспериментальной физики Университета Карлсруэ.

 

- Несколько лет назад я задумался о возвращении в Россию. Дело в том, что получил предложение тогдашнего руководителя "Роснано" Леонида Меламеда возглавить "Лабораторию XXI века". Направил в корпорацию свои соображения, но все застопорилось, хотя ничего революционного я не предлагал. Так живет наука в ведущих странах мира.

 

Скажем, основной критерий деятельности лаборатории - это число патентов, а также публикаций в научных журналах (с учетом impact-factor). Из выдающихся российских и иностранных ученых создается международный научный совет, который принимает решения о структуре лаборатории и направлениях работы, оценивает ее работу на основе результатов независимой международной экспертизы. Состав совета периодически обновляется.

 

Ядро лаборатории должны составлять российские и приглашенные зарубежные ученые, признанные лидеры в своих областях. Особо важно привлечь лучших представителей российской научной диаспоры за рубежом. Их зарплата должна быть выше, чем на аналогичных позициях в западных университетах.

 

Помимо постоянных сотрудников, в лабораторию необходимо привлечь на хорошо оплачиваемые временные ставки студентов-дипломников и аспирантов из лучших российских вузов.

 

Мировой опыт доказал, что для успеха и в исследованиях, и в инновациях крайне важно щедро финансировать международное сотрудничество. Это и приглашение зарубежных ученых и экспертов мирового уровня на короткий срок для чтения докладов и проведения семинаров, и длительные визиты (6 - 12 месяцев) известных зарубежных ученых для исследовательской работы. Кроме того, для работы молодых российских ученых в лучших научных центрах мира необходимы целевые стипендии на 1-3 года.

Источник: Российская газета-Неделя, Юрий Медведев