Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100

Вы здесь: Главная // Аналитика

Жорес АЛФЕРОВ: Лет через 15-20 все в нашей стране будет активно развиваться

Добавлено: 2009-10-01, просмотров: 3593


 

Москва. Солнечные батареи в российской космической энергетике используются более 30 лет.

В Америке еще только появились публикации на эту тему, а советские военные спутники уже летали на солнечных батареях.

 

Выдающийся ученый, открывший новую эру в развитии информационных технологий, в микроэлектронике и лазерной оптике, недавно побывал в Самаре. Есть ли у нашего государства ресурсы для восстановления отраслевой науки? Можем ли мы выдержать сегодня конкуренцию с Западом? Есть ли у страны будущее инновационной державы? Об этом «Времени» рассказал ученый-физик, нобелевский лауреат, депутат Государственной думы РФ Жорес Алферов.

 

Наработки прошлого

 

- Очень часто в России инновационные процессы и экономика развиваются независимо друг от друга. Что нужно сделать, чтобы инновации были реализованы?

 

- Слишком много чего надо сделать. На этот вопрос лучше всего может ответить, наверное, наш президент Дмитрий Медведев. В 2003 году я приехал в Нью-Йорк, американский институт физики выделил мне лимузин. Шофером оказался бывший инженер днепропетровского завода, который играл во всей ракетной технике Советского Союза огромную роль. Он с упоением вспоминает то время, а потом, чтобы прокормить семью, был вынужден уехать в США. Потому что после развала страны он и его предприятие оказались не нужны своей родине. Это огромная человеческая трагедия, за которой – разрыв всех связей сложнейшего народнохозяйственного механизма.

 

В мире было всего две страны, которые делали нормальные самолеты, в том числе гражданскую авиацию, - это США и Советский Союз. За эти 20 лет в технологическом плане мы колоссально потеряли. Хорошо, что стали открытой страной, получили возможность пользоваться западными достижениями. Но для этого не нужно было уничтожать свои наработки.

 

- То есть пока инновации декларируются государством только на уровне желаемого?

 

- Инновационный процесс – это развитие экономики, основанное на использовании научных достижений и высокотехнологичных разработок. На мой взгляд, ошибочным является разделение зон финансовой ответственности государства и бизнеса. Нельзя делить науку на фундаментальную и прикладную. Бизнес хочет получения быстрых результатов и готов инвестировать в инновации, рыночные перспективы которых достаточно ясны. А наука – процесс длительный, и государство, которое на самом деле стремится к стратегическому прорыву, должно прогнозировать, какие научные разработки нам потребуются завтра. Выживаем мы пока за счет высоких научных достижений, сделанных в советское время. И за счет таких университетов, как Самарский аэрокосмический. Сегодня мы можем что-то создавать только в сотрудничестве с западными лабораториями. А такие исследования планируются и развиваются уже иным способом, чем нам бы этого хотелось.

 

- Но ведь западные лаборатории используют результаты трудов наших ученых...

 

- Да, но это вовсе не говорит о том, насколько талантливы наши ученые. В научном мире, кстати сказать, у нас прекрасные отношения с коллегами из Соединенных Штатов. В годы холодной войны американские физики прекрасно понимали, с кем они имеют дело, так же как, впрочем, и мы. Так что в науке международное сотрудничество всегда было конструктивным. Но часто по определенным причинам, в том числе из–за политических амбиций наших лидеров, многого мы не могли создавать совместно.

 

Энергия солнца

 

- Однажды вы сказали, что в XXI веке Россию ожидает подъем. За счет чего? В области микротехнологий нас уже обогнали.

 

- Ну и что! Экономический и технический подъем Россию ожидает в том числе и за счет микротехнологий. Я уверен, что одна из технологических ошибок нашей страны была в том, что мы не придавали должного значения и не вкладывали достаточно средств в развитие микроэлектроники. Мы ее оценивали прикладным способом, прежде всего для военных применений. К сожалению, не нашлось человека, который бы объяснил руководству страны, что микроэлектроника несет огромные социальные изменения. И что нам это направление нужно развивать, вкладывая в него гораздо больше средств, чем в военные технологии. Современная микроэлектроника развивается на базе полупроводниковых гетероструктур, лежащих в основе оптоэлектроники, сверхбыстродействующей электроники, многих областей энергетики. Поэтому и нобелевская премия получена мною в 2000 году за работу, выполненную в конце шестидесятых годов прошлого века. В то время мы первыми в мире начинали производство светодиодов, полупроводниковых лазеров, солнечных батарей. За последние 20 лет производство и технологии за рубежом шагнули далеко вперед. А мы сейчас по-настоящему не возрождаем свою электронную промышленность. К сожалению. Хотя все прекрасно понимают, насколько сегодня необходимы отечественные электронные компоненты.

 

- А если говорить о перспективах альтернативной энергетики?

 

- Страна не может жить как угодно долго за счет исчерпаемых источников энергии. Поэтому, на мой взгляд, от солнечной энергии нам никак не уйти. А это направление как раз и связано с нанотехнологиями, то есть ее преобразованием на основе полупроводниковых батарей.

 

На самом деле солнечные батареи в российской космической энергетике используются более тридцати лет. В Америке еще только появились публикации на эту тему, а советские военные спутники уже летали на солнечных батареях. Сегодня у нас такого производства нет. Зато есть американская программа, которая предусматривает производство 70% электричества к концу 21 века за счет преобразования солнечной энергии в полупроводниковых батареях. Но я все-таки с оптимизмом смотрю на развитие альтернативной энергетики, в частности, у нас в стране.

 

Назад к Госплану

 

- Как вы относитесь к тому, что Роснанотех возглавил Анатолий Чубайс, пойдет ли это на пользу науке?

 

- Отношусь отрицательно. Хотя мне и приходится с ним общаться. Он умный человек, но вся политика Роснанотеха нацелена опять-таки на рынок. Я не воспринимаю это дело всерьез. Недавно я сказал такую фразу: «Долой рыночную экономику, да здравствует Гос­план!» Но это вовсе не означает, что в экономике рыночные отношения не нужны, механизм обратной связи должен быть налажен. Кстати, если говорить о наших космических технологиях, возникших из военного заказа, что полностью не соответствовало принципам рыночной экономики, то сегодня они широчайшим образом используются в рыночной экономике. Давайте вспомним, почему страна за короткий промежуток времени прошла мощный технологический путь. Тогда мы имели гигантский опыт стратегического планирования, доводя иногда его до абсурда. Но было государство с централизованным экономическим планированием. Если бы в силу разных причин Соединенные Штаты Америки распались на 15 независимых государств, к тому же недружелюбно друг к другу настроенных, американская экономика, которой поется много дифирамбов, пережила бы еще более сильную трагедию, чем та, что произошла у нас. И, собственно, сегодня мы как раз и наблюдаем то, что американская экономика переживает мировой финансовый кризис гораздо сложнее и тяжелее, чем российская.

 

- В одном интервью вы сказали, что у нас ухудшилось качество жизни населения. Так ли это на самом деле?

 

- То, что ухудшилось – вещь очевидная. Нужно просвещать народ, вкладывать большие деньги в академические институты. По-разному можно относиться к президенту США Бараку Обаме, но один из основных лозунгов американского президента – развитие науки. Я прочитал его выступление на общем собрании Национальной академии наук США и пожалел, что не поехал тогда на это мероприятие. Он произнес блестящую речь о значении науки и образования в современном обществе. Наша страна с ее традициями, огромным опытом, ставшая за короткий период из безграмотной высокообразованной, должна совершить прорыв и в том, что касается уровня сознания. Тогда мы в полной мере сможем называться гражданским обществом. Одна из моих любимых цитат принадлежит Ленину: «Наступят когда-нибудь такие замечательные времена, когда на земле останутся только три профессии: врач, учитель и инженер». То есть физическое здоровье, духовное, а инженер сделает все остальное. Я думаю, этим все сказано.

 

Классики и современники

 

- В последнее время в мире возобновился интерес к «Манифесту» и «Капиталу» Карла Маркса. Это новое прочтение классических трудов в связи с кризисом? Или понимание несостоятельности современного капитализма?

 

- Я думаю, в связи с кризисом заново стали открывать классиков. В принципе, эти труды для различных диссертаций были использованы уже в полной мере, в том числе и ленинские труды. Сегодня интерес к этим работам проснулся заново, несмотря на то, что и деловой мир, и развитие капиталистических отношений стали другими. Здесь все просто. Можно провести несколько аналогий: появление квантовой механики не отменило механики Ньютона. А развитие информационных технологий не исключает в экономике основополагающих принципов, принадлежащих Карлу Марксу, которые во многом справедливы и актуальны до сих пор. Вместе с тем мир изменился, и системы координат уже другие - в них нужно разбираться, используя то, что писали классики.

 

С моей точки зрения, в эпоху Советского Союза мы по научным и технологическим разработкам убежали далеко вперед от всего мира. Но одна из основных коммунистических идей - «от каждого по способностям, каждому по труду» - была капиталистическим миром встречена в штыки. Существовали опасения, что эта идея будет распространяться и на Западе, поэтому делали все возможное, чтобы показать нашу несостоятельность в основополагающих экономических и научных разработках.

 

- И все же, есть у нас шанс стать инновационной державой?

 

- Я думаю, пока есть хорошие специалисты, надежда на технологический прорыв существует не только на уровне желаемого, но и действительного. В этом есть не только экономическая, но и политическая целесообразность. Лет через 15-20, думаю, все в нашей стране будет активно развиваться.

 

- Это вызывает у вас законную гордость?

 

- Безусловно, горжусь нашими научными исследованиями и достижениями. Тем, что в этих работах мы обогнали американцев. И что наши разработки новых полупроводников, новых приборов появились раньше, чем за рубежом. Президент российской академии наук Мстислав Келдыш, сыгравший огромную роль в моей судьбе, в 1972 году впервые побывал в Массачусетском технологическом институте. И тогда американцы, рассказывая о полупроводниковых лазерах, подчеркнули, что они повторяют то, что сделал Алферов. Я этим гордился. Соревнование – великая вещь. Мы не проиграли ни в науке, ни в технологиях. И не проиграли холодной войны.

 

- Вы до сих пор остаетесь верным коммунистическим идеалам?

 

- Я принципиальный коммунист, хотя и беспартийный. Я коммунист по убеждениям. Потому что мой брат Маркс Алферов погиб на фронте, защищая коммунистические идеалы. Потому что отец был коммунистом. Чрезвычайно важно дорожить честью своих отцов, родителей, своей семьи, своих поколений. Идеалам, как известно, не изменяют.

 

Источник: Персона, Людмила КРУГЛОВА