Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100

Вы здесь: Главная // Аналитика

Ключ к заветным кладовым

Добавлено: 2009-06-10, просмотров: 1488


 

ЕКАТЕРИНБУРГ. С академиком РАН, директором Института экономики Уральского отделения РАН А.Татаркины мы знакомы давно. Не раз встречались тет-а-тет, обсуждая различные аспекты, проблемы  и стратегию развития экономики России. Спорили, иной раз не соглашались друг с другом. Но почти всегда эти беседы для меня становились своеобразной «чисткой мозгов от накопившегося мусора». Ведь один из ведущих экономистов страны, пожалуй, как никто, умеет верно и беспристрастно оценить ту или иную ситуацию, дать грамотный и взвешенный анализ, выверить представления о ближайшем будущем.

А на этот раз речь зашла о мега-проекте «Урал Промышленный – Урал Полярный».  

 

- Тема-то, Александр Иванович, для вас не чужая…

- Да, не чужая. С 1943 года, когда СНК СССР принял решение о создании на Урале института экономического профиля, наши ученые очень плотно занимаются проблемами расширения сырьевой базы Уральского региона. Но поскольку его центральная часть – Свердловская, Челябинская, Оренбургская области и Башкирия – были неплохо изучены, а основные месторождения уже открыты, экономически просчитаны и вовлечены в хозяйственный оборот, то в 1987 году, когда я пришел в Институт экономики на должность заместителя директора, основной упор был сделан на исследования недр Тюменской области, Югры, Ямало-Ненецкого автономного округа, а также приграничных с ними территорий нынешних Сибирского и Северо-Западного федеральных округов, включая, как ни странно, Архангельскую область.

Мне было поручено возглавить именно это направление – все, что связано с научным изучением, размещением и социально-экономическим обоснованием развития производительных сил «новых» регионов. Достаточно сказать, что Институт экономики тогда ежегодно формировал экспедиции, которые вместе с геологами и горняками исследовали северные территории, возникавшие проблемы, просчитывали последствия, которые могли возникнуть в ходе освоения тех или иных месторождений полезных ископаемых.

И в том, что Северный, Приполярный и Полярный Урал, соседние территории имеют достаточно серьезные сырьевые запасы, никто даже не сомневался. Никогда! Эти природные кладовые уникальны не только по своим масштабам, о чем сейчас твердят сторонники проекта, но и по комплексному составу залегаемых ресурсов.

Вопрос в другом. При освоении полярных территорий мы неизбежно столкнемся с проблемой, которая связана с традиционными методами добычи и вовлечением в хозяйственный оборот разведанных богатств (ее уже сполна познали на себе развитые страны мира, к примеру, США и Канада). Дело в том, что запасы сырьевых ресурсов на Полярном Урале характеризуются не массовым залеганием, а идут как бы россыпью. Там нет особо крупных месторождений. Есть небольшие, их много, полосами, и даже при существующих технологиях их можно отработать за год или два. А что потом? Переходить дальше, на новое место, иногда за 100-200 км.

- Почему же там такие структуры?

- Ученые нашего института, горняки, геологи, географы сходятся в одном: это, видимо, связано с вечной мерзлотой и очень подвижными грунтами. Так или иначе, но способы добычи здесь полезных ископаемых должны быть совершенно другими. Они не могут опираться на господствующие ныне технологии.

Поэтому когда разговор заходит об этих запасах, я не возражаю, что они есть. Да, их надо разрабатывать, новые месторождения могут существенно «подпитать» обрабатывающий сектор, промышленность Урала и России в целом. Но как экономист, я не могу согласиться, во-первых, с тем, что это сырье можно легко добыть, а, во-вторых, что полярные ресурсы соответствуют тем прогнозным оценкам, которые давались ранее, в том числе, замечу, и нашим институтом.

Понятно, что от прогноза до баланса – очень тернистый путь. Так вот, по расчетам, из практики, 10, максимум 20 процентов из прогнозных ресурсов в итоге переходят в баланс – это то, что можно реально вовлечь в хозяйственный оборот. Но когда люди, далекие от экономики, пытаются убедить общественность, что Приполярный и Полярный Урал обеспечит нас сырьем на 600 лет вперед, я никогда, ни под каким предлогом под этими цифрами не подпишусь. По той простой причине, что это далеко не так.

Думаю, что природных ресурсов на самом деле на 30, 50 или 60 лет. Если же мы задействуем там новые технологии, позволяющие извлекать сырье более рационально и комплексно, если сократим неизбежные потери, то указанный срок, может быть, удастся и продлить. Но есть ли гарантия, что в зоне освоения будут применяться самые передовые и совершенные технологии?

Я считаю, к полярным территориям нужно относиться очень бережно, разумно, не повторять ошибок, допущенных при  строительстве Байкало-Амурской магистрали.

- Каких именно?

- Мы беремся за очень серьезное и ответственное дело. Поэтому уже сегодня надо предметно думать о создании на новой «стройке века» современной инфраструктуры, отлаженной организации работ, умелом привлечении людей. На Севере нет мелочей!

Помню, как Институт экономики разрабатывал Транспортную стратегию Уральского федерального округа. Уже тогда ее главной задачей и целью было соединение промышленно развитых регионов юга Урала с перспективными северными территориями. Программа давалась трудно. В Екатеринбурге, Тюмени, Новом Уренгое, Ханты-Мансийске с участием уральского полпредства состоялось несколько выездных коллегий РЖД. И везде мы доказывали: прежде, чем вонзить в рудный карьер ковш экскаватора, нужно проложить на Север добротные дороги, создать развитую транспортную инфраструктуру. Спасибо руководителям МПС (А.Фадеев) и Российских железных дорог (В.Якунин), которые, мысля разумно, по государственному, активно тогда поддержали уральских ученых.

Убедили. Теперь это становится реальностью. Как говорится, сначала дорога, а за ней – капитал.

Второй момент. Мы всегда говорили и готовы повторить сейчас, что привычным вахтовым методом осваивать Полярный Урал нельзя. И не потому, что таких возможностей нет. Надо отчетливо понимать, что специалисты лишь за «длинным рублем» сегодня туда уже не поедут. Они хотят иметь рядом семью, жить по-человечески, в нормальных социальных условиях.

Опять же сошлюсь на пример Канады. Осваивая свои северные земли, канадцы стали создавать передвижные, мобильные мини-города со всеми необходимыми инфраструктурными объектами. По мере необходимости их перебрасывают на новые территории, за несколько десятков, даже сотни километров от первоначального места расположения. Удобно и экономично!

Давайте учиться. Нам тоже пора внедрять подобную технологию. Ничего мудреного тут нет, задача решаемая. Речь, по сути, идет о семейно-вахтовом методе.

И, в-третьих. Важно четко, «на берегу» понимать: если мы намерены добывать сырье, то для кого именно?

Да, на Полярном Урале есть железная руда, хотя и не так много, как бы того хотелось, есть хромиты, каменный уголь, золото, серебро, вольфрам, молибден, нефть, газ, другие ресурсы. Однако насколько наши затраты будут велики и сопоставимы с мировыми ценами на аналогичные ресурсы?

Мы живем в системе рыночного хозяйства. И наши промышленники не станут покупать, условно говоря, 1 тонну железной руды за 1000 рублей, если на мировом рынке, в других странах она стоит 700 рублей. Значит, надо сравнивать, считать. И поступать как люди, всем сердцем болеющие за последствия, адекватность принимаемых решений: скажем, какое-то сырье надо добывать уже сейчас, это очевидно, а от чего-то, возможно, пока отказаться, повременить. Глядишь, через 3-5 лет данные ресурсы будут востребованы, и их можно без боязни для экономики, конкурентоспособности продукции поставлять на «Мечел», НТМК, Магнитку…

- А что, подобные выкладки, экономические расчеты уже имеются?

- Да их пока никто и не спрашивает! Нет, вру - по углю имеются.

Когда наш институт готовил Транспортную стратегию, мы услышали, что в будущем с Полярного Урала будут вывозиться сотни тысяч, миллионы тонн угля. Но когда мы с геологами и экологами провели необходимые исследования, то оказалось: уголь, который существует на территории Ханты-Мансийского автономного округа и Ямала, вывозить будет нельзя. Противопоказано!

Почему? Он очень зольный и пыльный. Если попрем его поездами на юг, то однозначно погубим северную экологию в радиусе, как минимум, 50 км от пунктов перевозки. Именно тогда ученые и высказали свои рекомендации: лучше уж построить на данном угле пару тепловых электростанций в Югре и через ЛЭП передавать получаемую электроэнергию на Урал, в сопредельные регионы, а не загрязнять природу, не ухудшать хрупкую экологию края.

Из этого же ряда – медь и полярные бокситы. Наши расчеты показывают: овчинка выделки не стоит.

Хотел бы напомнить, что еще первые великие экономисты, Давид Риккардо и Адам Смит, говорили, что, живя в рыночной экономике, надо мыслить и принимать важные решения, опираясь исключительно на законы рынка, а не на интуицию отдельного, хотя и не глупого человека…

- Однако невозможно отрицать, что промышленные предприятия Среднего и Южного Урала сейчас остро нуждаются в новой горно-рудной базе…

- Конечно. Они двумя руками за освоение новых полярных территорий. Основа экономики Свердловской и Челябинской областей – цветная и черная металлургия (свыше 60 процентов в общем объеме промышленной продукции). И я не думаю, что в ближайшие 20-30 лет эта отрасль здесь уступит свои позиции, потеряет приоритет, что структура экономики в регионах сильно изменится, и они быстро перейдут на био-, нано- и другие новейшие технологии.

Поэтому Полярный Урал – это тыл, крепкий резерв уральских металлургов. И ресурсы, которые находятся не за тысячи километров, а совсем рядом, - благо, за счет внедрения передовых технологий, создания высоких переделов они помогут снизить предприятиям затраты и возможные потери.

С другой стороны, повторюсь, что-то навязывать этим частным предприятиям, акционерам нельзя. И если ситуация с сырьем не будет согласовываться с законами рынка, ту же Магнитку, челябинских или нижнетагильских металлургов, медные и алюминиевые компании покупать и использовать ресурсы, которые дороже, чем на мировом рынке, сегодня никто не заставит.

Пока же, как мне кажется, к оценке и будущему освоению месторождений Полярного Урала, их возможностей, мы подходим на менталитете, подходах и оценках, замешанных на старых социалистических принципах, игнорируя реальную экономику и опираясь на политические решения, на так называемую «революционную целесообразность». Но мы живем уже в другом мире! И об этом лучше сказать сегодня, чем позже, когда исправить что-то будет уже нельзя или слишком поздно.

- Александр Иванович, одной из ведущих задач обсуждаемого нами проекта является диверсификация экономик Югры и Ямала, активное развитие обрабатывающих производств, создание тут высокотехнологичных секторов, а на этой основе - нового качества жизни. Однако по-прежнему звучат голоса, что поскольку ресурсная база Полярного Урала сейчас выглядит не столь однозначно, то проще, мол, как и прежде, возить сырье к традиционным местам переработки. Это и дешевле, и не очень хлопотно…

- Я так не считаю. И рад, что эта позиция совпадает с мнением губернатора Ханты-Мансийского автономного округа Александра Филипенко.

Мне очень симпатична его идея - стремление диверсифицировать топливно-энергетический комплекс Югры. Эта давно назревшая проблема, которая в условиях экономического кризиса, чрезвычайно низкого уровня воспроизводства минерально-сырьевой базы и ухудшения качества ее активных запасов приобретает характер национальной безопасности.

Поэтому губернатор ХМАО выступает за диверсификацию югорской экономики по следующим направлениям: демонополизация нефтедобывающей, перерабатывающей и нефтехимической отраслей, а также рынков сбыта товарной продукции; ускоренный ввод участков недр в хозяйственный оборот; диверсификация транспортных потоков выпускаемой продукции; и, наконец, – строительство новых и модернизация существующих производств, нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов с целью увеличения объемов, расширения номенклатуры продукции, которая должна стать конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынках.

Так что речь вовсе не в том, чтобы – кровь из носу! - строить новые ГОКи и ориентироваться на развитие обрабатывающих производств в этой сфере. Основные направления реструктуризации сложившегося производственного комплекса ХМАО, чем, как видим, губернатор округа серьезно обеспокоен, заключаются в том, чтобы, используя сохранившийся сырьевой потенциал региона, создавать новые производства, основанные на высоких конкурентоспособных технологиях. Здесь планируется, знаю, строительство двух НПЗ. А это полимеры, синтетические смолы, которые сегодняшний мировой рынок поглощает в неимоверных количествах, плюс глубокая переработка древесины, нефти и газа, это чистейший полярный кварц и т.д.

- Какую роль при этом могут сыграть проекты создания в Югре и на Ямале крупных горнопромышленных районов?

- Дело в том, что горнопромышленные районы – не только территория, где будут добывать ресурсы. Это, конечно, приоритет. Но жизнь и производственная деятельность данных структур на этом не заканчивается. В таких районах предполагается активно развивать все сопутствующие горнопромышленному направлению высокотехнологичные производства, связанные с переработкой, созданием условий для становления других отраслей экономики. Первопроходцы Севера получат современную инфраструктуру – энергетику, транспорт, связь, ЖКХ, социальную сферу.

Смею думать, что в горнопромышленных районах в будущем появятся и специализированные центры, в которых начнут бурно развиваться логистика, наука, банковские услуги, местная промышленность, традиционные ремесла, транспортные компании, туристический, малый и средний бизнес, медицина, образование, культура.

Так что создание горнопромышленных районов, новых городов на полярных территориях – не исключение, а скорее правило. Это совершенно нормальная тенденция, весьма грамотный управленческий подход.

- Означает ли это, что, например, Полуночное – стартовая площадка в строительстве новой железной дороги вдоль восточного склона Уральских гор – имеет все шансы  вырасти в крупный центр экономического тяготения, стремительно развивающийся мультикомплекс?

- Не исключено. Я не раз бывал на севере Свердловской области, в Полуночном, хорошо знаю его геоэкономические резервы и размещенческие возможности. Они достаточно велики, очень перспективны. Еще когда мы рассматривали варианты транспортного маршрута на Север, эксперты единодушно отдали предпочтение Полуночному. Почему? Он имеет выгодное экономическое расположение. Это достаточно подготовленное и обустроенное место. Рядом – сильные соседи. Словом, маленький поселок в будущем может превратиться в сильный логистический центр.

И это не только мое мнение. Когда мы проводили выездное заседание президиума Уральского отделения РАН в Салехарде, власти Ямала твердо заявили, что они тоже заинтересованы в развитии Полуночного, как современного логистического комплекса. А в будущем – пусть не сегодня и даже не завтра, поселок, думаю, станет настоящими воротами на Север, мощной производственной базой с развитой инфраструктурой, филиалом вузов, местом подготовки и переподготовки необходимых для проекта кадров.

- А Институт экономики, как обычно, будет в этом активно помогать…

- Мы всегда готовы участвовать в реализации мега-проекта. Я разделяю его идеологию. Наш коллектив действовал и будет продолжать работать в этом направлении. Да и было бы странно не использовать потенциал института – единственного регионального академического учреждения такого уровня в России, который давно и довольно результативно занимается как раз вопросами освоения и вовлечения в активный хозяйственный оборот ресурсов экстремальных территорий Урала, Сибири, Дальнего Востока и Северо-Запада страны. На сей счет мы подали заявку в Правительство Российской Федерации. Президиум РАН нас поддержал. А что будет – увидим…

Знаете, что огорчает? Что инициатива по освоению полярных территорий исходила от уральских ученых, а в разработке мега-проекта и его реализации упор почему-то был сделан в основном на научный потенциал Москвы, людей, которые плохо знают особенности и специфику Уральского региона, не имеют здешнего опыта, определенных знаний, наработок.

Конечно, с нами сложнее работать, так как мы знаем гораздо больше, чем политические инициаторы и хозяйственные организаторы проекта «Урал Промышленный – Урал Полярный». Однако своими знаниями мы отнюдь не кичимся, не лезем напоказ. Мы просто хотим, чтобы важная для страны программа базировалась на объективной информации и точных расчетах, на реальных процессах, а не на вымышленных идеях, тем более - политической конъюнктуре.

 

 

Беседу вел

Сергей ПАРФЕНОВ,

заслуженный работник культуры РФ