Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100

Вы здесь: Главная // Аналитика

В чем причина отставания российской науки?

Добавлено: 2009-05-21, просмотров: 1353


МОСКВА. Почему статьи об исследованиях, проводимых в институтах РАН, не выдерживают конкуренции на мировом научном рынке? – обсуждению этого вопроса была посвящена статья «Метры и мэтры» профессора Университета Ратгерса (США), завлабораторией Института биологии гена РАН Константина Северинова, опубликованная на страницах «Российской газеты» 22 апреля 2009 г.

В ней К. Северинов отметил, что, анализируя причину малого число статей российских ученых в ведущих научных журналах мира, обычно ссылаются на несопоставимые зарплаты здесь и на Западе. Однако такой взгляд представляется ему упрощенным. Он уверен, что «если сейчас в разы поднять зарплаты российских ученых, их отдача вырастет не намного».

Главной причиной существующего положения дел он считает отсталую организацию российской науки, где «многое делается не благодаря, а вопреки». К таковому выводу К. Северинов пришел, уже более двух лет возглавляя одновременно лаборатории в России и США: «Американский коллектив публикует в год 10-15 статей. И я ожидал, что и здесь, в России, мы сможем выйти на тот же уровень или хотя бы к нему приблизиться. Увы, не получается, хотя российские ученые трудятся ничуть не меньше американских. Но эффективность их труда невелика, так как мешает множество барьеров. Скажем, деньги для закупки расходных материалов, без которых работа наша невозможна, приходят в мартe, а чаще в июне, то есть мы заведомо работаем меньше коллег из США. А к концу года деньги надо истратить, иначе они будут потеряны. Поэтому часто их просто "сбрасывают", закупая нередко ненужное оборудование. И вообще для закупки реагентов и оборудования нужно заполнить горы бумаг, получить массу справок, а затем несколько месяцев ожидать, когда же, наконец, заказ придет».

К. Северинов также подчеркнул, что «современная молекулярная биология немыслима без высокотехнологичных анализов, которые выполняются на условиях аутсорсинга небольшими биотехнологическими фирмами, которых в России практически нет, а существующие выставляют за свои услуги цены в несколько раз выше мировых. В общем, реалии таковы, что наиболее важные эксперименты приходится проводить в америкaнской лаборатории, хотя многие предварительные результаты получаются в России».

Окончательный вывод автора статьи таков: «РАН нужны реформы, которые позволят реально, без помощи лукавых ухищрений вывести ее на уровень лучших научных организаций мира». В частности, «необходима прозрачная система проведения конкурсов, финансирование не институтов, а непосредственных исполнителей – лабораторий, нужна свобода распоряжаться деньгами и т.д.».  

Сегодня, 19 мая, «Российская газета» публикует как отрицательные, так и положительные отклики на статью К. Северинова под общим заголовком «Ученье от лукавого. Какие реформы нужны российской науке?».

В частности, академик РАН Георгий Георгиев ловит на лукавстве самого К. Северинова, утверждая, что в его статье искажены многие факты. «Прежде всего, далеко от истины его утверждение, что во всех тех недостатках нашей науки, на некоторые из которых он справедливо указывает, виновата РАН. …Деньги на науку в этом году РАН выделяет более своевременно. Программы Президиума РАН начали работать в марте».

Он полагает, что «за большинство проблем в организации науки ответственность несет не РАН, а другие структуры. …Руководство РАН также не отвечает за бесконечные сложности с покупкой оборудования и реактивов, которые приводят к тому, что у нас они в два раза дороже, чем в США, и к тому же поступают несвоевременно».

Академик Георгиев также считает лукавыми утверждения К. Северинова, что «авторам из России не труднее печататься в наиболее рейтинговых журналах, чем их западным коллегам. На самом деле труднее. Причины разные: тут и менее развитые персональные контакты, и предубеждение к русским в некоторых лабораториях, и, наконец, хорошо теперь известный "двойной стандарт". Редакция, манипулируя подбором рецензентов, всегда может завалить даже самую хорошую статью. Если уж наша статья прошла в высокорейтинговый международный журнал, то это действительно первоклассная работа, чего, кстати, далеко не всегда можно сказать о работах западных ученых в этих журналах».

В свою очередь, профессор МГУ, доктор биологических наук Михаил Гельфанд подчеркнул, что многие проблемы, описанные К. Севериновым, подмечены верно, например, ситуация с инфраструктурой и организацией научной работы.

«Многочисленные ограничения, казалось бы направленные на борьбу со злоупотреблениями (вроде пресловутого закона о госзакупках 94-ФЗ, разнообразных казначейских инструкций и т.п.), на самом деле мешают как раз тем, кто реально работает. Если бы финансирование группы, лаборатории, института зависело от реального уровня и результативности, а не от административного ресурса руководителя и его способности красиво рассказать еще более высоким руководителям про "инновации" и "нанотехнологии", в этих бюрократических рогатках не было бы никакой нужды: нормальный ученый не будет обеспечивать себя лично за счет проводимых исследований»,  – констатирует М. Гельфанд.

Он также пишет о том, что, к сожалению, невозможно оценить реальную эффективность российской науки. «Для этого просто нет открытых данных (закрытых, похоже, тоже). Да и сама структура расходов несопоставима с западной. Если в США и в большинстве европейских стран финансирование фундаментальных исследований осуществляется в основном через гранты, то в России основная часть бюджета академических институтов и университетов формируется по сметному принципу. А проводимые конкурсы – и в РАН, и в Минобрнауки – обычно являются таковыми только по названию».

«В результате современное оборудование, которого в стране на самом деле не так уж мало, попадает не к тем, кто в состоянии на нем работать на мировом уровне. Если сравнить список регулярно публикующихся в престижных журналах российских ученых – а такие еще не перевелись – со списком тех, кто получает многомиллионные гранты, то пересечений окажется не так уж много», – отмечает М. Гельфанд.

Полит.РУ