Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100

Вы здесь: Главная // Аналитика

Зачем президенту говорить о воде?

Добавлено: 2009-02-13, просмотров: 1343


МОСКВА. Январские переговоры президентов РФ, Узбекистан, Киргизии и Таджикистана в Москву неожиданно для непосвященных лиц вызвали большой интерес у журналистской братии этих стран. Неожиданно, потому что визиты глав государств СНГ в Россию и российских руководителей в эти страны давно уже воспринимаются как рядовое событие. Исключением можно считать саммиты российских и украинских руководителей. В 90-х годах они встречались, потому что не могли поделить Черноморский Флот, а в последние 10 лет - из-за поставок и транзита газа.

 

Углеводородная проблема своей остротой заслонила появление другой, не менее сложной, а в перспективе и более опасной проблемы - проблемы дефицита воды. Она и обусловила у специалистов интерес к январским встречам в верхах.

 

 

Без истории не разобраться

 

После развала СССР наряду с другими ресурсами вода оказалась по разные стороны государственных границ. В советские времена все было просто: летом, по распоряжению Совмина СССР, вода шла из Таджикистана и Киргизии (где формировалось 85 % стока поверхностных вод) на поля Туркмении, Узбекистана и Казахстана, а зимой - накапливалась. При этом Таджикистан и Киргизия снабжались нефтью, газом и углем от их богатых углеводородным сырьем, соседей. С распадом СССР выяснилось, что за энергоносители надо платить, а вода по привычке так и оставалась бесплатной - вроде бы как общая.

 

Самое большое, чему научились эти страны за прошедшие годы - бартерным сделкам - газ - за воду или вода - за электричество. Но период бартера прошел быстро. Не получая дешевых энергоносителей, Киргизия и Таджикистан стали строить новые гидроэлектростанции, плотины и водохранилища. Таким образом они получили возможность выйти из-под влияния своих бывших братских соседей в низовьях рек и получив к тому же возможность мощного воздействия на них.

 

 

Замкнутый круг, тупик, или плюс?

 

В определенной степени борьба за водные ресурсы напоминает историю соперничества за нефть и газ, разделяя страны на те, у которых есть углеводороды, и на те, которые их импортируют. Но при этом лидеры как "верхних", так и "нижних", расположенных по течении. Сырдарьи и Амударьи стран, не стремятся распределять свои локальные стратегии развития с региональными нуждами. В частности, Таджикистан к 2010-2015 гг. рассчитывает избавиться от энергозависимости от Узбекистана и приступить к экспорту электроэнергии в Иран, Пакистан и даже Индию. Безусловно, это приведет к напряженности, а возможно и к конфликту с Ташкентом. Из-за недостатки влаги узбекское сельское хозяйство и без того регулярно балансирует на грани катастрофы.

 

Встревожен Ташкент и проектами постройки высотной плотины Рогунской ГЭС в Таджикистане и каскада Камбаратинских ГЭС в Киргизии.

 

Говоря об этих проектах на расширенном заседании двух делегаций во время январского визита, Ислам Каримов попросил российскую сторону помочь разобраться в этих вопросах. "Не должны же мы всегда ждать, как распорядится водой наш киргизский друг", - сказал он и предложил даже передать этот вопрос на рассмотрение международных экологов. "Пусть экологи нам скажут, что водоток не изменится, и мы примем таджикские и киргизские планы", - заявил он.

 

Но и Таджикистану не так-то легко изменить свои планы. В республике остро не хватает электроэнергии, получить ее можно лишь с помощью ввода в строй гидроэлектростанций. Получается замкнутый круг - или таджики будут сидеть в холоде и без света, или Узбекистану грозит засуха.

 

 

Январь 2009 года. Визит Медведева в Ташкент.

 

К январскому визиту российского президента в Узбекистан приковано было внимание во всех странах Средней Азии, в воздухе витал негласно вопрос: "Как использует Ислам Каримов право первой встречи с Дмитрием Медведевым?" Ответ тем более был важен, что за месяц до нее узбекский президент пошел на беспрецедентный шаг и согласился не только на переход на рыночные цены на газ в торговле с Россией, но и на эксклюзивную продажу газа только России. Объявляя об этом И.Каримов добавил: "А куда и на каких условиях газ пойдет дальше - дело компетенции России".

 

Выгодно ли это Москве? С точки зрения Газпрома - да, а с точки зрения политики? Не уверен. Тем самым Узбекистан перекладывает вопросы поставки соседям газа на Россию. Обвинить Каримова, что он "играет" газовых вентилем теперь невозможно: газ уходит в Россию и условий для бартера нет. Но не станет ли Россия тем самым в положении заложника в межгосударственных отношениях Среднеазиатских республик?

 

Не обошлось в Ташкенте и без красивых восточных реверансов в сторону высокого гостя из Москвы. "Я лишний раз убедился, - сказал Каримов, - что Дмитрий Медведев - прекрасный дискуссионный соперник, умеет слушать, хорошо держит удар. Этому можно только позавидовать".

 

Каримов признался, что во время переговоров и сам "наносил неожиданные удары", но на лице его соговорника "ни один мускул не дрогнут".

 

Чем же была вызвана эта похвала? Знал, хорошо знал мудрый восточный правитель, что предстоят Медведеву переговоры с главами Таджикистана и Киргизии, а вот там-то и придется российскому президенту "держать удар" за предложения о необходимости учитывать мнение соседей при разработке крупных гидроэнергетических проектов.

 

 

Новые игроки "на шахматной глади" Средней Азии

 

Водная проблема затрагивает не только бывшие советские республики. На этой "шахматной глади" играют и другие страны. Разумеется, у Москвы было множество причин пытаться найти общий язык с Каримовым. Узбекский лидер - активный игрок на евразийском газовом рынке и не только на газовом - рядом Афганистан. Если отставить военно-политические вопросы, связанные с этой страной, то перед Узбекистаном встанет все та же водная проблема. Дело в том, что Афганистан сегодня использует около 2 млрд кубометров воды для ирригационных систем своей части бассейна Амударьи, но в будущем он может забирать до 10 млрд кубометров, что безусловно отрицательно скажется на экономике Узбекистана. И тут возникает вопрос: а кто в будущем будет править в Афганистане?

 

"Конца войны в Афганистане не видно, в ряды талибов вступают рядовые афганцы. Сила Талибана - в недовольстве народа тем, как ведется в стране война. Она идет восемь лет, а люди ничего хорошее от этого не получают. Чем дольше в стране находятся чужие войска, тем больше они приобретают характер оккупанта". Этот вывод И.Каримов неоднократно озвучивал во время переговоров и встреч с журналистами в Ташкенте.

 

Означает ли это только недовольство затянувшейся войной в Афганистане? Возможно, не только. Если Талибан подпитывается рядовыми афганцами, то он становится народным движением, а идти против народа аморально. Так, после сладких словесных "пряников" Москва получила маленький-маленький кнутик в виде предупреждений, что в случае угрозы национальной безопасности, исходя из водной политики его соседей, Узбекистан обратит серьезное внимание на отношения с "Талибаном".

 

Нельзя исключить также, что слова Медведева об учете мнения соседей в равной степени относятся и к Китаю. На западе этой страны быстрыми темпами завершается строительство водоканала Черный Иртыш - Карамай, по которому часть вод Иртыша будет перебрасываться в район нефтяного месторождения близ города Урумчи. Еще во времена Советского Союза экологи указывали на то, что китайцы постоянно увеличивают водозабор, причем, если тогда эта тема только обсуждалась, то с началом нового столетия стало ясно: Китай от своих планов не откажется, что стало дополнительным дестабилизирующим фактором в общей проблеме дефицита воды.

 

И еще один "старый" новый игрок появился "на водной глади" Средней Азии - Иран. Посол этой страны на днях откровенно сказал, что "создание энергетического кольца в Средней Азии - это давняя мечта его страны". Впервые Иран заговорил об этом сразу после распада СССР, но потом, вероятно, ему было не до водных проблем. Энергетическое кольцо - это значит строительство новых ГЭС и, как следствие, путь к обострению положения в регионе. Учитывая как и какими методами Тегеран добивается осуществления своих планов, можно лишь вспомнить поговорку: "Как бы не запахло жареным!"

 

 

Эпилог

 

Можно ли решить проблемы дефицита воды так, чтобы и энергетику развивать, и влагу на поля подавать? Первый пример показал еще Казахстан, который договорился с Киргизией о совместном использовании рек Талас и Чу. Представители двух стран подписали соглашение о финансировании Казахстаном эксплуатации гидротехнических объектов в Киргизии. В этом случае проблема оказалась решенной.

 

Трудно сказать, нужно ли было Медведеву "выдерживать удар" во время переговоров с его киргизским коллегой, но представители обеих стран после переговоров на высшем уровне подписали договор об участии России в строительстве Камбаратинской ГЭС в Киргизии. Премьер-министр этой страны Игорь Чудинов заявил, что энергетическая система Камбаратинской ГЭС-1 и ГЭС-2 призвана стабилизировать работу Центральноазиатской энергетической системы. "Она будет обслуживать страны, расположенные по нижнему течению реки, что позволит снять все вопросы по регулированию стока воды, возникающие в навигационный период", - подчеркнул И.Чудинов на пресс-конференции 5 февраля. Больше того, он пояснил, что Камбаратинская ГЭС-1 будет работать только в режиме выработки электроэнергии, а второй каскад создается для регулировки стока воды.

 

Не об этом ли просил Россию президент Узбекистана?

 

Нам остается подождать переговоров президентов России и Таджикистана, заявленных на этот месяц. Тогда, возможно, появится ответ и на вопрос: "Сможет ли и будет ли вообще необходимость российскому президенту "держать новый удар", теперь уже со стороны Эмомали Рахмона?

 

 

Обозреватель Вячеслав Терехов
Интерфакс