Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100

Вы здесь: Главная // Аналитика

Сердце в зоне риска

Добавлено: 2017-06-02, просмотров: 56


Академик Елена Голухова: Непосредственный виновник любой смерти - сердце
Чаще всего жалобы на сердечные неприятности связаны с нарушением ритма сердца. Почему они возникают? Почему их становится все больше? Как с ними бороться? Можно ли предотвратить аритмию? Об этом обозреватель "РГ" беседует с руководителем отделения аритмологии Центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева академиком Еленой Голуховой.
  Если диагноз поставлен вовремя, то есть способы, которые предотвращают развитие смертельной аритмии. Фото: depositphotos.com
Если диагноз поставлен вовремя, то есть способы, которые предотвращают развитие смертельной аритмии. Фото: depositphotos.com

Елена Зеликовна, в вашем отделении невольно возникает ощущение, что нарушением ритма сердца страдает чуть ли не каждый. Одни при этом чувствуют себя почти нормально. У других - одышки, обмороки, учащенное сердцебиение...

Елена Голухова: Действительно, у аритмии огромный спектр: от простых единичных перебоев в работе сердца до тяжелейших приступов, порой, опасных для жизни больного, приводящих к развитию инсультов, глубокой инвалидности.

Но человек не рождается с аритмией?

Елена Голухова: К сожалению, аритмия может быть и врожденной. Это относительно редкий вариант: примерно, один случай на сто тысяч рожденных детей. Обычно это связано с врожденными аномалиями проводящей системы сердца. Чаще же всего это результат генетических сбоев. Данные изменения иногда приводят к преждевременной смерти.

Вот родился такой человек. И что дальше? Он обречен?

Елена Голухова: Если диагноз поставлен вовремя, то есть способы, которые предотвращают развитие смертельной аритмии.

Где поставят диагноз? Кто?

Елена Голухова: Как правило, такой диагноз ставят кардиологи ребенку в 3-5 лет и старше. И врачи должны дать рекомендации по образу жизни ребенка: какая у него может быть физическая нагрузка, каким видом спорта ему можно заниматься. Врач должен назначить препараты.

Для этого ребенок должен попасть к знающему, современному кардиологу. Они есть не только в Москве, но и в глубинке?

Елена Голухова: У нас улучшилась система подготовки кардиологов. Более того, если у кардиологов в глубинке возникают вопросы, то у него есть возможности телемедицины, консультаций по Интернету. И в типичных случаях диагностировать врожденный аритмогенный синдром достаточно просто, даже с использованием обычного ЭКГ. Кстати, сегодня это особо актуально. Объясню почему: в арсенале методов лечения специальные устройства: имплантируемые кардиовертеры-дефибрилляторы, которые "отслеживают" ритм сердца, а при возникновении аритмии наносят спасительный разряд.

Люди не обращают внимания на симптомы. И ничего не делают, чтобы от этих симптомов избавиться

Такие устройства доступны всем нуждающимся россиянам?

Елена Голухова: Они уже установлены сотням жителей страны. Чаще всего причина таких аритмий не врожденные аномалии, а приобретенные в результате разных видов тахикардии.

Во всем мире сердечно-сосудистые заболевания и летальные исходы от них лидируют. Это не зависит от качества жизни?

Елена Голухова: Зависит. Известно, что социально-демографические факторы влияют на частоту сердечно-сосудистых заболеваний и смертности от них. И хотя нельзя не отметить заметные успехи, связанные со снижением летальности, в частности, от острых инфарктов миокарда и увеличением продолжительности жизни, в России высок процент сердечно-сосудистых катастроф как причины летальных исходов. Причем большая часть этих смертей происходит внезапно. С моей точки зрения, это связано с высокой распространенностью ишемической болезни сердца в стране. Люди не обращают внимания на симптомы. И ничего не делают, чтобы от этих симптомов избавиться.

Какая аритмия чаще всего мучает взрослых?

Елена Голухова: Выделю два основных вида. Первый: фибрилляция предсердий - неравномерная, хаотическая деятельность предсердий. Проявляется неравномерным учащенным пульсом: более 120 ударов в минуту. Хотя бывают варианты и с нормальной частотой пульса. Второй вид - менее распространенный, но возможно более опасный - желудочковая тахикардия у пациентов, страдающих ишемической болезнью сердца.

Но трудно найти человека в пожилом, тем более преклонном возрасте, у кого бы не было ИБС?

Елена Голухова: Это напоминает мне известную шутку: нет людей здоровых, а есть недостаточно обследованные. В действительности, у кардиологов арсенал диагностических методик, позволяющих поставить диагноз ИБС, оценить, насколько серьезно болен наш пациент. В случае необходимости, помимо контроля артериальной гипертонии, холестерина, сахарного диабета, отказа от курения, надо своевременно использовать немедикаментозные методы лечения. В том числе, ангиопластику, стентирование сосудов сердца, а при необходимости - аортокоронарное шунтирование. Для таких больных при сохранении тяжелых желудочковых тахикардий доступна имплантация кардиовертеров-дефибрилляторов.

Мерцательная аритмия мучает людей самого разного возраста. Почему сердце так часто сбивается с ритма?

Елена Голухова: Для европейцев риск развития фибрилляции предсердий, или мерцательная аритмия составляет около 25 процентов. Значит, что каждый четвертый страдает ею. Каждый год в Америке фибрилляция предсердий - причина госпитализаций около 460 тысяч больных. Любая причина, приводящая к изменению и увеличению предсердий, потенциально способна вызвать этот вид нарушений ритма. Среди них артериальная гипертония, ишемическая болезнь сердца, патология метрального клапана, нарушение функций щитовидной железы и многое другое.

Самая большая опасность связана с угрозой развития инсульта. В результате аритмичного сердцебиения нарушается свертываемость крови, возникает ее застой в предсердиях. Это приводит к образованию тромба со всеми последствиями. Мерцательная аритмия - одна из частых причин так называемых ишемических инсультов. Систематический мониторинг ЭКГ позволяет выявлять мерцательную аритмию у каждого 20 пациента с острым инсультом. Поэтому важно вовремя выявлять этот вид аритмии и определять риск развития тромбоэмболии и инсульта. Если такой риск обнаружен, то пациенты нуждаются в назначении препаратов, разжижающих кровь, - антикоагулянтов.

Факторы риска: какие?

Елена Голухова: Это возраст - старше 65 и тем более 75 лет. Это сердечная недостаточность, артериальная гипертония, сахарный диабет, ранее перенесенный инсульт и другие сосудистые заболевания. Женщины более мужчин подвержены аритмиям.

Антикоагулянты есть для всех, кто в них нуждается?

Елена Голухова: Самое важное: назначить эти препараты тем, кому они реально нужны. И не назначать тем, кто в них не нуждается. Потому что, как у любых препаратов, у них есть побочные действия, связанные с риском кровотечений. В России зарегистрированы практически все существующие классы антикоагулянтов. Наряду с препаратами, требующими лабораторного контроля свертываемости крови, существуют препараты, которые не требуют лабораторных анализов.

Стенты, шунтирование... Это серьезно. Вы в этом году стали академиком, сочетаете научную работу с клинической деятельностью. Скажите, а перспективы более радужные в борьбе с сердечными заболеваниями есть?

Елена Голухова: Мы же не зря получили правительственные гранты. Как и кардиологи всего мира, мы ищем более доступные и более эффективные пути профилактики и лечения. Только здесь нам необходим союз с пациентами. Чтобы множились ряды людей, ведущих здоровый образ жизни.

У человека аритмия. Он может рассчитывать на лечение и тем более на излечение от этого недуга? И что вы ему посоветуете? Тем более что вы - обладатель правительственного гранта по фибрилляции предсердий

Елена Голухова: Россия обладает практически всем арсеналом средств лечения этого недуга. Как правило, помимо названной антикоагулянтной терапии, лечение начинают с назначения специальных антиаритмических препаратов. Их эффективность около 50-55 процентов. Поэтому при выборе препарата руководствуются не его антиаритмическим эффектом, а больше безопасностью. Поскольку у антиаритмических средств немало тяжелых побочных эффектов. Их польза иногда сопоставима с их вредом. А мы должны действовать по главному принципу: не навреди. Вот почему используется радиочастотная аблация (разрушение) аритмогенных зон в предсердиях - очаге аритмии.

Но для этого требуется специальное оборудование?

Елена Голухова: Да. И эта процедура становится все более доступной в стационарах страны. Она требует минимальных сроков госпитализации. И выполняется по ОМС. Иногда пациенты нуждаются в повторных процедурах, что увеличивает успех лечения.

В центре, где вы трудитесь, такое лечение может пройти любой россиянин или только жители Москвы и Московской области?

Елена Голухова: Любой россиянин. Отмечу, что высокая распространенность аритмии и ограниченность эффективности лечения становятся причиной хирургических вмешательств. Особенно при сочетании аритмии с пороками клапанов и другими заболеваниями сердца. Мерцательная аритмия - это системное заболевание сердца. Окончательные точки в решении данной проблемы не поставлены. И в рамках предоставленного гранта мы как раз и занимаемся ее изучением.

Визитная карточка
Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

Голухова Елена Зеликовна родилась в Москве.

Ученый-медик, кардиолог, заслуженный деятель науки РФ, академик РАН (2016).

Окончила с отличием Второй Московский медицинский институт.

Автор 650 научных работ.

С 1983 года - работает в Научном центре сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н. Бакулева, где прошла путь от младшего научного сотрудника до главного научного сотрудника и руководителя отделением.

В 1988 году - защитила кандидатскую, а в 1995 году - докторскую диссертацию.

Доктор медицинских наук, действительный член Европейского общества кардиологов.

Заслуженный деятель науки. Председатель экспертного Совета ВАК Министерства образования и науки РФ.