Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100

Вы здесь: Главная // Аналитика

ОТКРЫВАТЕЛЬ ПОДЗЕМНЫХ БОГАТСТВ: «Я В БОГА И ДУХОВ НЕ ВЕРЮ»

Добавлено: 2017-04-11, просмотров: 62




Источник: infpol.ru, Ирина Эмедеева

Беседа с членом-корреспондентом РАН Александром Николаевичем Булгатовым

Он участвовал в «алмазной эпопее» России в середине XX века. Открывал золотые месторождения в родной Бурятии и в далеком Египте. О романтике своей профессии рассказывает Александр Булгатов.

- Александр Николаевич, как вы выбрали такую интересную профессию геолог?

- Я вообще понятия не имел, что это за профессия. Мы со своим другом решили поступать именно на этот факультет. Шел 1946 год, война закончилась. А мы в войну трудились в одном колхозе в деревне Кулункун, которая находится в семи километрах от Усть-Орды. Вот там трудились, с перерывами учились в школе, потом поступили с ним в университет. Вначале было, конечно, трудно, первый раз поехали после второго курса на практику и работали в районе поселка Мама в Иркутской области. Там оказалось очень много гнуса, всевозможные мошки искусали нам лицо, шею, руки. И тогда мы начали рассуждать с другом, что нас сюда потянуло, зачем нам надо было поступать на этот факультет. Но на следующий год опять поехали, и так «втянулись». С тех пор уже 67 лет я тружусь геологом (смеется).

- Как вы преодолевали запреты рыть землю, сдвигать камни с мест? Ведь, согласно бурятским обычаям, такого не рекомендуется делать вообще.

- А я в Бога, духов не верю, совершенно не верю.

- Говорят, что геолог – достаточно романтичная профессия. Как вы считаете, так ли это?

- Ну, романтичная профессия, безусловно, ведь постоянно открываешь что-то новое: страны, красивые места. Я, например, побывал в Якутии, Иркутской области, Забайкальском крае, во всех районах Бурятии, Египте и Киргизии. К тому же мы, геологи, не сидим на месте: ходим пешком, изучаем. Занимаемся рыбалкой, охотой во время экспедиций - в этом тоже, наверное, есть романтика. Я в последний раз ездил года три назад в Северобайкальский район. Мне скоро 90 лет - и в тайгу вот я съездил (смеется). Мы туда поехали человек 7 - 8 на полмесяца, ненадолго. Все собрались и поехали, сначала добирались самолетом, потом вертолетом, и там еще вездеход нам предоставили.

- А какие месторождения вы открывали и где?

- Когда я учился в университете в Иркутске, началась «алмазная эпопея» в России. Я участвовал в ней с самого начала. Руководили экспедицией в основном наши преподаватели, опытные геологи. Организовал же и возглавил её профессор Михаил Михайлович Одинцов. Наши геологические партии нашли в Иркутской области первый алмаз в речных наносах на Нижней Тунгуске, потом обнаружили их и в Якутии на реке Вилюй. В 1954 году специалисты нашли в этой республике коренное месторождение - кимберлитовую трубку. Отмечу, что до этого в России не добывали вообще алмазов, ни одного карата, сейчас же мы чуть ли не на втором месте в мире по его добыче.

И на протяжении нескольких лет я занимался алмазами под руководством Одинцова, мы изучали Якутию, ее территорию. Она была как «белое пятно» для специалистов, неизученная совершенно. Я в тех краях работал от Иркутского геологического управления. В 1957 году в Бурятии организовали геологическое управление, и я из Иркутска перевелся в нашу республику.

- Какие месторождения вы открыли в Бурятии?

- Я занимался золотом, искал драгоценный металл в ряде районов республики, например в Баунтовском. Вообще золото там начали добывать давно, в середине XIX века. Его находили в россыпях. Что это значит? То есть золото до этого находилось в породах, потом порода со временем разрушилась, и оно «освободилось», «пошло» по рекам, затем постепенно осело на дне, образуя золотоносные россыпи. Мы в этом районе также открывали многочисленные россыпи. И, таким образом, я прожил в Багдарине семь лет.

- Вы, наверное, объездили всю Бурятию? Как вы охарактеризуете ее территорию?

- У нас богатая территория, полезных ископаемых много. Есть свинец, цинк, уран, вольфрам, молибден, флюорит. В Еравнинском районе - замечательное Озёрное месторождение полиметаллов. В Северобайкальске находится Холоднинское месторождение, там есть свинец, цинк. И в Кижингинском районе обнаружено хорошее месторождение бериллия. Ну, пока у нас их не разрабатывают почему-то. Сейчас уран «берут» в Баунтовском районе, каменный уголь - в Мухоршибирском. Ну, и золото, конечно, добывают в Муйском, Окинском, Баунтовском районах.

- Как вы оказались в Египте?

- В рамках контракта Министерство геологии СССР отправило нас, 50 геологов, в Египет. В составе делегации были иркутяне, читинцы, улан-удэнцы и другие жители городов Советского Союза. Я в течение двух лет работы в Египте объездил всю территорию страны. Ну, площадь ее небольшая: всего миллион квадратных километров. Мы там искали золото, находили его. Также советские геологи обнаружили в этом государстве и редкие металлы.

- Интересно было в Египте?

- В первое время, конечно, интересно было. Нас возили, знакомили с достопримечательностями. Мы все эти пирамиды посмотрели, разные исторические памятники, но потом домой всё же потянуло.

- Во время экспедиций встречались с дикими животными?

- Конечно, встречались. Один случай вам расскажу. Мы вот с одним геологом приехали в Баунтовский район посетить одно место около Усть-Джилинды, посмотреть, провести там необходимые работы. Идем, значит, и видим следы медведицы с медвежатами. Я говорю своему напарнику: если встретишь ее, кричи, я к тебе прибегу, а если наоборот – ты прибежишь ко мне. Разошлись с ним, иду, через некоторое время медведица выскочила передо мной в 10 метрах, я сразу же позвал Володю. Слава богу, она ушла, испугалась нас. Мы же в это время стучали молотком по камню, кричали. Ружья у нас с собой не было. И таких случаев было много: в северных районах Бурятии полно медведей.

- Расскажите, пожалуйста, о своей научной деятельности.

- Как вы знаете, земля развивалась циклично. Эти тектонические циклы (эпохи) сейчас в современной науке названы так: каледонский, герцинский, альпийский и другие. Наши ученые открыли еще и байкальский цикл развития. На эту тему я написал две книги, одна из них называется «Тектонотип байкалид». Получается, что мы у себя сделали такую своеобразную опорную точку, всё расписали, и термины «байкалиды», «байкальский цикл» вошли в мировую историю, науку.

Во-вторых, на территории Забайкалья не было общей тектонической карты. И вот, когда мы работали, Советский Союз впервые широко поставил вопрос исследования своих территорий. Мы, геологи, всё это изучили и создали атлас тектонических карт. Сейчас он дает полное представление о геодинамике земной коры от 3,5 млрд лет назад до современности. Кроме того, практическое значение атласа в том, что он может являться основой для различных исследований, в том числе сейсмических, для прогноза месторождений.

Справка

Александр Николаевич Булгатов – геолог, доктор геолого-минералогических наук, член-корреспондент Российской Академии наук. Родился в 1927 году в улусе Кулункун Эхирит-Булагатского аймака Бурят-Монгольской АССР. В 1951 году окончил Иркутский государственный университет. Александр Булгатов – известный в России и за рубежом ученый в области тектоники, геодинамики. Автор и соавтор 200 опубликованных работ, в том числе 10 монографий, «Атласа геодинамических карт и карт глубинного строения земной коры Забайкалья».