Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100

Вы здесь: Главная // Аналитика

Биохимик: лекарство от рассеянного склероза появится через 2-3 года

Добавлено: 2016-12-22, просмотров: 109




Алексей Белогуров, старший научный сотрудник Института биоорганической химии РАН,  рассказал РИА «Новости» о очень перспективном лекарстве от рассеянного склероза, создающемся в России, и поделился мыслями о том, как разработка подобных препаратов приближает нас к раскрытию причин развития этой тяжелой болезни.

Рассеянный склероз — болезнь нервной системы, при развитии которой иммунные клетки начинают атаковать оболочку нервных волокон, так называемый миелин. Без миелина нервы хуже проводят сигнал и начинают «замыкать», что приводит к разным последствиям от легкого онемения конечностей до паралича или слепоты. По статистике ВОЗ, сегодня свыше 2,3 миллиона людей страдает от этой болезни, эффективных способов лечения которой пока не придумано.

В июне этого года российские биологи сделали первый шаг к решению этой проблемы, создав лекарство от рассеянного склероза и проверив его работу на добровольцах. Оно представляет собой набор из микроскопических шариков лекарства, окруженных «наноброней» из синтетических жировых молекул, которые постепенно распадаются при попадании в организм. Само лекарство состоит из фрагментов миелина, которые «учат» иммунную систему не атаковать нервные клетки.

В конце прошлой неделе в Президиуме Российской академии наук в Москве прошла первая научная конференция, посвященная рассеянному склерозу и другим аутоиммунным болезням. Выступая на ней, Белогуров и ряд других ученых рассказали о прогрессе в разработке этого препарата и изучении прочих иммунологических проблем, поражающих нервную систему и другие органы тела.

— Достаточно понятно, как обстоит ситуация с доступом к лекарствам, их разработкой и статусом рассеянного склероза в России. Но есть другое потенциально «слабое звено» в борьбе с болезнью – сами люди. Как вы считаете, насколько хорошо наши врачи понимают, что это такое и как часто они ставят правильные и неправильные диагнозы?

— У меня нет медицинского образования, и мне достаточно сложно ответить на этот вопрос. Мы занимаемся, прежде всего, фундаментальными аспектами биохимических основ протекания рассеянного склероза. Безусловно, контакт с врачами есть, но клинической практике мы не уделяем много времени. Тем не менее, на мой взгляд, подавляющее большинство моих коллег-врачей обладают квалификацией мирового уровня.

— Этим летом вы рассказали о создании нового препарата для лечения РС при помощи липосом и протестировали его на добровольцах. Есть ли какие-то подвижки в клинических испытаниях, заинтересовало ли оно фармацевтические компании и когда пациенты смогут приобрести данное лекарство?

— В данный момент идет подготовка к следующей фазе клинических испытаний. Безусловно, интерес к препарату присутствует, и мы надеемся, что он многократно возрастет в дальнейшем в случае успеха клинических испытаний. При самом благоприятном раскладе препарат может появиться в продаже через два-три года.

— Помимо липосом, существуют и иные подходы для лечения рассеянного склероза – другие виды наночастиц, моноклональные антитела, стволовые клетки и даже витамин D. Насколько перспективны эти методики борьбы с рассеянным склерозом, уступают ли они липосомам?

— Применение моноклональных антител, к примеру, самого известного – Ритуксимаб, зачастую приводит к серьезным осложнениям. Причина этого – системное угнетение иммунной системы. Подобные препараты с успехом применяют при лечении злокачественных образований, но в этом случае существует прямая угроза жизни пациента и счет идет на месяцы.

Применение стволовых клеток пока еще не получило широкого распространения из-за невоспроизводимости клинического эффекта. Недостаток витамина D действительно коррелирует с риском возникновения рассеянного склероза, но это, скорее, профилактика заболевания, нежели его лечение. Активно и с успехом применяется глатирамер ацетата (копаксон) и интерферон-бета. Подчеркну, что пока рано сравнивать эффективность нашего препарата с уже существующими решениями.

Что можно утверждать однозначно – наш препарат хорошо переносится пациентами. Результаты клинических исследований первой фазы по определению не могут дать понимание эффективности действия препарата. Первые изменения состояния пациентов при таком виде терапии становятся заметны не раньше 6 месяцев с момента начала лечения. Тем не менее, мы зафиксировали стабилизацию состояния пациентов, принимавших наш препарат, которой не удавалось достигнуть при помощи других средств.

— Известно, что развитие рассеянного склероза приводит к появлению проблем со сном, повышенной утомляемости и многим другим неприятным вещам – избавит ли прием лекарств, в том числе и ваших липосом, от этих последствия развития рассеянного склероза?

—  Безусловно. Первое, на что нацелен любой препарат для лечения рассеянного склероза, в том числе наш, это улучшение качества жизни пациентов.

— Остается не совсем понятным то, по каким причинам развивается эта болезнь. Поможет ли создание лекарств от рассеянного склероза понять, что именно заставляет иммунитет атаковать оболочку нейронов?

— Совершенно верно, этиология (причины развития – ред.) рассеянного склероза до сих пор остается загадкой. На настоящий момент нам очевидно, что данное заболевание имеет многофакторный характер. Иными словами, перед возникновением рассеянного склероза происходит сразу несколько событий, таких как перенесенные вирусные заболевания, недостаток витамина D, повышение проницаемости гематоэнцефалического барьера, сбой отрицательной селекции лимфоцитов и неконтролируемое повышение тонуса иммунной системы.

Немалую роль играет генетическая предрасположенность. Конечно, создание лекарств нового поколения для лечения рассеянного склероза требует глубокого понимания механизмов, лежащих в основе возникновения и дальнейшего развития рассеянного склероза. Наш препарат имеет именно такую историю, так как он был создан на основе ряда фундаментальных открытий, связанных с тем, как ведут себя B-клетки иммунной системы при появлении рассеянного склероза.

— Когда вы представили вашу разработку, вы говорили о решении «социальной и экономической задачи» – есть ли поддержка со стороны государства в данном отношении, и мешают ли это делать зарубежные фармацевтические компании, желающие продвинуть свои лекарства от рассеянного склероза на российском рынке?

— Мы определенно ощущаем интерес и поддержку наших разработок со стороны государственных структур, в первую очередь Министерства образования и науки РФ и Российского научного фонда. Современная наука — это очень дорогостоящее мероприятие и отрадно отметить, что государственное финансирование позволяет делать много интересного и полезного в этом направлении.

Хочется отметить, что отечественная фармацевтика не осталась в стороне, и наш препарат никогда не увидел бы свет без компании «Фармсинтез», которая несет основную финансовую нагрузку в плане клинических испытаний препарата. Есть ли у нас недоброжелатели из крупных игроков фармбизнеса? Очень хочется верить, что скоро появятся, ведь это будет означать, что мы на правильном пути.

ria.ru